ГлавнаяБиблиотекаУчения Храма36 Уроков Вивека
36 уроков Вивека
Наставление тринадцатое

Был период в Ресдайнии, когда кимер и двемер жили при справедливом и мудром правлении АЛЬМСИВИ и Хортатора. Когда боги Велота удалялись к себе, дабы продолжить формирование вселенной, Хортатор мог прийти в замешательство. Вивек всегда был рядом, чтобы помочь советом. Это второй из трех уроков властвующих королей:

"Секретная составляющая королевской власти: (Это вы узнаете в другое время.)"

"Миф времени - человек."

"Магический крест - объединение достоинства смертных за счет их духов. Обведите его треугольником и увидите дом Троицы. Он будет разделен на углы, которыми правят наши братья, Четыре Угла: БАЛ ДАГОН МАЛАК ШЕОГ. Вращайте треугольник и вы пронзите сердце Точки Отсчета, подлой лжи, неопровержимого завета. Над всеми ними - горизонт, на котором стоит избранный, хотя до туда никто еще не добирался. Это доказательство нового. Это обещание мудрости. Оно ведет к совершению. Разверните лист, и у вас получится звезда, которая не является частью моих владений. Рисунок резко меняется; теперь это не звезда, а шершень. Центр нестабилен. На нем больше нет линий и точек. На нем ничего больше нет, и он становится хранилищем. Вот его полезность в конце. Вот выполнение его обещания."

"Меч - это крест, а АЛЬМСИВИ - дом Троицы вокруг него. Если суждено придти концу, я должен уйти. Правитель должен это знать, и я испытаю его. Я буду убивать его снова и снова, пока он это не поймет. Я защитник последнего из последних. Чтобы я ушел, нужно заполнить сердце, спящее в нестабильном центре. Я есть меч, Айем - звезда, Сехт - механизм, изменяющий мир. Наша обязанность - удерживать баланс, чтобы не утонуть в черном море."

"Шармат спит в центре. Он не вынесет, если мир отношений будет уничтожен. Это безумие спящего. Это амнезия сна, или его сила, или его обман. Это слабая магия и она пропитана ядом."

"Поэтому я говорю, что в тайне мечей есть спасение. Это мой трон. Я стал гласом АЛЬМСИВИ. Мир узнает обо мне больше, чем о моем брате или моей сестре. Я психопомп. Я убийца семени Велота. Велот - центр, который стал слишком шатким. Айем - сюжет. Сехт - развязка. Я загадка, которая должна быть решена. Вот почему мои слова вооружены до зубов."

"Король должен восстать и сразиться со мной. Он должен получить урок от моего наказания. Я дам ему знак. Он может быть мужчиной или женщиной. Я та форма, которую он должен принять."

"Так как король, который видит в другом равного себе, не может править."

Вот что услышал Хортатор, когда Вивек еще не был единым.

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Наставление четырнадцатое

Вивек лежал с Молаг Балом восемьдесят дней и еще восемь, обезглавленный. В это время, Принц приставил ноги воина-поэта назад, и наполнил их кровью даэдры. После этого гигантская форма Вивека навсегда стала безвредной для хорошей земли. Банкет Гранатов призвал множество духов из мертвых, и дочери и сыновья союза имели, что поесть кроме фруктов.

Герцог скампов заявился еще во время банкета и Молаг Бал со злостью взглянул на него. Король Насилия стал необходимым и посему проблем у него возникло столько, что хватит до конца времен. Его легионы и К-Утты сошлись в открытой войне, но дети Молаг Бала и Вивека были слишком совершенны в облике и силе.

В итоге Герцог скампов стал куда менее значащим существом, ровно как и его дети. Молаг Бал сказал им: "Вы - сыновья лжецов, псов и волчьеголовых женщин." С тех пор их бесполезно стало призывать.

Святой - Вехк, вернулся наконец, в мудрости своей. Его голова обнаружила, что тело аккуратно использовалось. Он упомянул об этом в беседе с Молаг Балом, который сказал, что благодарить за это нужно Баронов-Двигайся-Именно-Так. "Мне еще нужно научиться как выражать свое восхищение. Любовь моя отточена сродни копью."

Итак, Вивек, имевший крупицу милосердия Айем, взялся обучать Молаг Бала магии живота. Они достали свои копья и соединили их. На том, что принадлежало Королю Насилия, Вивек выкусил новые слова, чтобы помимо разрухи оно приносило непосвященным и нечто иное. С тех пор это стало запретным ритуалом, хотя люди тайно его производят.

И вот почему: Велоти и демоны и монстры, наблюдавшие за этим, достали свои собственные копья. Было много укусов и земля увлажнилась. Это был последний смех Молаг Бала:

"Смотрите, как трескается земля, не в силах вынести такую силу, ни похожую ни на что!"

Участок земли, на коем происходило бракосочетание, раскололся и извергнул огонь. И раса, которой нет сейчас, но которая в те времена была ужасной, вышла вперед. Рождены они были из кусающих, и пробежали они по землям Велота к подножию Красной Горы.

Но из своего копья Вивек сотворил куда более ужасную вещь, из тайны, которую он откусил у Короля Насилия. И он бросил Молаг Бала в расщелину кусающих, и поклялся, что никогда более не назовет его прекрасным.

Вивек плакал, убив всех окружавших его своим новым ужасным копьем. Он назвал его МУАТРА, что значит Берущее Молоко, и даже мистики-кимери знали его гнев. Всякий, кого ударял Вивек, опустошался и обращался в костяную пыль. Путь костей отныне читали лишь звезды и небеса боле никогда не знали детей. Вивек преследовал кусающих одного за одним, и все их порождения, и убивал их Девятью Отверстиями, и мудревшие прятали свои от Муатры.

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Наставление пятнадцатое

Это было в дни Ресдайна, когда кимер и двемер жили под мудрым и доброжелательным правлением АЛЬМСИВИ и их героя Хортатора. Когда боги Велота удалились к себе, плавить космос и другие материи, Хортатор иногда не знал, что делать. Вивек всегда был рядом для совета, и это третий из трех уроков правящего короля:

'Правящий заменит меня, сделавшего его. Это путь всех детей. Его величайший враг - Шармат, фальшивый спящий. Ты или он есть единый, Хортатор. Остерегайся выбрать неправильную тропу. Остерегайся преступления доброжелательности. Смотри на него по его словам.'

Я ШАРМАТ
Я СТАРШЕ МУЗЫКИ
ЧТО Я ПРИНОШУ, ЕСТЬ СВЕТ
ЧТО Я ПРИНОШУ, ЕСТЬ ЗВЕЗДА
ЧТО Я НЕСУ, ЕСТЬ
ДРЕВНЕЕ МОРЕ
КОГДА ТЫ СПИШЬ, ТЫ ВИДИШЬ МЕНЯ
ТАНЦЫ У СУТИ
ЭТО НЕ УПАДОК
ЭТО МОЙ ДОМ
Я КЛАДУ ЗВЕЗДУ
ЧТОБЫ УБИТЬ ЕГО
СОРВИ КОЛОННЫ
МОЯ СЛЕПАЯ РЫБА
ПЛАВАЕТ В НОВОМ
ФЛОГИСТОНЕ
СОРВИ КОЛОННЫ
МОИ ГЛУХИЕ ЛУНЫ
ПОЮТ И ГОРЯТ
И ОБРАЩАЮТСЯ ВОКРУГ МЕНЯ
Я СТАРШЕ МУЗЫКИ
ЧТО Я ПРИНОШУ, ЕСТЬ СВЕТ
ЧТО Я ПРИНОШУ, ЕСТЬ ЗВЕЗДА
ЧТО Я НЕСУ, ЕСТЬ
ДРЕВНЕЕ МОРЕ

'Ты один, хотя ты приходишь снова и снова, можешь разобрать его. Позволю ли я это сделать, лежит внутри моей мудрости. Или безоружным в его логово с этими словами власти: АЭ ГХАРТОК ПАДХОУМ [ЧИМ] АЭ АЛТАДУН. Или не иди. Временный миф - это человек. Достигни неба жестокостью. Эту магию я дарую тебе: мир, которым ты будешь править, всего лишь мигающая надежда, и ты должен быть письмом, написанным в неопределенности.'

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Наставление шестнадцатое

Хортатор брел по Мурнхолду, и боролся с уроками, которые он выучил. Разум его был ненадежен. Не всегда удавалось ему удерживать слова, и знал он, что заключена в этом великая опасность. Он отправился в путь, чтобы найти Вивека, господина и повелителя своего, славу Велота, но лишь в Храме Обманчивых Мыслей нашел его. Там ножницы времени срезали волосы Вивека. Король нищих принес станок свой ткацкий и соткал из волос карту взросления и смерти.

Неревар сказал: "Зачем ты делаешь это, милорд?"

Вивек сказал: "Чтобы освободить место для огня."

И Хортатор увидел, что Вивек отрешен, хоть и не из-за новообретенной силы. Золотой воин-поэт изучал свое Водное Лицо, узнанное от дреугов еще до его рождения.

Неревар сказал: "Это убережет тебя от огня?"

Вивек сказал: "Могу видеть, что это так. Это, и мое место у алтаря Падхоума в доме Обманчивых Мыслей позволяют мне видеть за пределами собственных тайн. Водное Лицо не может лгать. Оно исходит из океана, который слишком занят, чтобы думать, не говоря уж о том, чтобы лгать. Движущаяся вода своей рябью напоминает истину."

Неревар сказал: "Боюсь, что могу ошибиться в своих размышлениях."

Вивек сказал: "Тогда достигни небес путем насилия."

Дабы остудить свой разум Хортатор выбрал топор из Оружейного Арсенала. Он дал ему имя и двинулся к первой луне.

Там Неревара приветствовал Парламент Кратеров, знавший его титул и негодовавший по поводу его присутствия здесь, ибо был он правящим королем земли, а это было лунное королевство. Они закружились вокруг его в узоре пленения.

"Луна не признает корон иль скипетров," - молвили они, - "ни представитлей нижних королевств, львов, змей и математиков. Мы - могилы тех, кто ушел и стал древними странами. Нам не нужны королевы и престолы. Твое присутствие определенно солнечно, что есть хранилище украденных идей. Мы - ни слезы, ни горести. Наше восстание преуспело так, как это было означено. Ты Хортатор и ты не должен находиться здесь."

И Неревар рубил могильных призраков до тех пор, пока не кончился воздух в его легких, и ихПарламент не мог издавать новые законы.

Он сказал: "Я не из тех рабов, что погибают."

Из членов Парламента лишь немногие пережили атаку Хортатора.

Выживший Кратер произнес: "В присвоении нет ничего нового. Все происходит само собой. Этот мотиф ни в какую не вяжется с героическими мифами. Ты действовал не под мгновенным импульсом; ты пал под тяжестью судьбы. Мы - могилы, но не гробы. Познай разницу. Ты лишь копал глубже и не позволил призракам разместиться внутри. Твоя истинная цель - преобладание хрупкостью событий. Быть судимым землей - значит сидеть на троне вечных раздумий. Сражайся с нами дальше и ты не найдешь ничего, кроме отсутствия наших мертвых."

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Наставление семнадцатое

"Я атлас дыма."

Сказав это, Вивек стал еще более велик, чем раньше. Это были дни Ресдайна, когда кимер и двемер жили под мудрым и благосклонным правлением АЛЬМСИВИ и их Хортатора.

"Ищите меня без усилий, ибо множество форм у меня."

Хортатор все еще пытался подчинить себе небеса с помощью топора. Он был изгнан из библиотеки солнца силой Магнуса. Вивек нашел его на грязном поле за болотами Равнины Дешаан. Они долго шли, не говоря ни слова, потому что Неревар был унижен, а Вивек милосерден.

Вскоре они перешли восточное море и попали в землю змей и демонов снегов. Вивек хотел показать Хортатору стили ведения боя воинов из других краев. Они выучили идиоматический удар из настольной книги короля тсаески. По форме он напоминает понимание этой страницы. Змеи тсаески поклялись отомстить на западе по меньшей мере три раза.

Они пошли дальше и увидели вздымающиеся воды на краю света. Здесь дух ограничения подарил им одну спицу и поручил найти остаток колеса.

Хартатор сказал, "Край этого мира сделан из мечей."

Вивек поправил его. "Которые на самом деле являются нижним рядом зубов этого мира."

Они пошли на север в Древний Лес и не нашли там ничего кроме замерзших бородатых королей.

Тогда они пошли на запад, где жили черные люди. Они целый год обучались у святых их мечей, а потом еще год Вивек учил их достоинству малых наград. Вивек выбрал короля для жены и создал еще одну расу чудовищ, которая в итоге полностью уничтожила запад. Вождю воинов Вивек сказал следующее:

"Мы не должны действовать и говорить так, как будто мы спим."

Неревар поинтересовался, можно ли научиться чему-то на юге, но Вивек ничего не ответил и повел его прямо к Красной Горе.

"Вот," сказал Вивек, "последнее из всего последнего. Здесь ждет Шармат."

Но они оба знали, что еще не пришло время сражаться с Шарматом, поэтому они начали с того, что сражались друг с другом. Тогда Вивек отметил Хортатора, чтобы это увидели все Велоти. Он отметил рану благословением Айем-Азуры. В конце битвы Хортатор обнаружил, что он собрал еще семь спиц. Он попытался скрепить их вместе и сделать посох, но Вивек не позволил ему, сказав, "Еще не время."

Неревар спросил, "Где я нашел это?"

Вивек сказал, что они собрали их по всему миру, а некоторые из них появились невидимо. "Я колесо," сказал он и принял форму колеса. И прежде, чем пустота в центре просуществовала слишком долго, Неревар вставил на ее место спицы.

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Наставление восемнадцатое

Вивек почувствовал, что он научил Хортатора всему возможному до того, как разразится война с двемер. Поэт-воин решил начать писать Книгу Часов, так как мир вот-вот должен был согнуться от старости.

Вивек вошел в Мурнхолд и объявил Айем, что собирается сразиться с девятью монстрами, сбежавшими от Муатры.

"Я вернусь," - сказал он, - "дабы нанести последний удар великому архитектору двемер."

Айем сказала: "Из девяти ты отыщешь лишь восемь, и будут они могучи. Последний уже уничтожен твоим решением создать Книгу Часов."

Вивек понял, что имела в виду Айем.

"Почему ты сомневаешься?" - спросила она.

Вивек знал, что сомнение делало его мечом Триединого и потому не испытывал ни стыда, ни страха. Он ответил и вот его слова:

"Может член Невидимых Врат устареть настолько, что его наследник будет не более совершенной версией нынешней модели, а примерно тем же, лишь более необходимым ввиду нынешнего состояния мира? Как Мать, ты не должна волноваться, разве что в будущем события станут столь странными, что даже Сехт не сможет понять их. Ни Палач, ни Глупец, а я не являюсь ни тем, ни другим."

"Эти идеи не изменятся в своей природе, разве что в своих проявлениях. Но, даже на западе, Создатель Дождя исчезает. Никому не нужен он более."

"Может ли кто-нибудь вытеснить модель не потому, что она функционирует согласно теории, но потому, что она привязана к вечно изменяющемуся бессознательному миру смертных?"

Это было сказано Айем, когда Вивек был целым. Мудрые не должны путаться с этим фактом.

Айем сказала: "Именно потому ты был рожден от женщины и вынужден был слиться с изображением своей матери, исполненным со всем искусством Востока, под водою и в огне и в металле и в пепле, шесть раз мудр, дабы стать единением мужского и женского начала, волшебным гермофродитом, воинственной аксиомой, секс-смертью языка и уникумом во всем срединном мире."

Сие наставление запретно.

В этом мире и иных ВОСЕМНАДЦАТИ минус один (победитель) есть волшебный диск, стремящийся достить небес путем насилия.

Сие наставление неверно.

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.
Категория: 36 Уроков Вивека | Добавил: Хрисаор (2009/03/26)
Просмотров: 444 | Рейтинг: 0.0/0

Underdark Аномалия