ГлавнаяБиблиотекаУчения Храма36 Уроков Вивека
36 уроков Вивека
Наставление седьмое

Караван Неревара направлялся к столице Велота, ныне Альмалексии, из Обливиона раздался грохот. Герцог среди скампов вошел в Дом Бедствий, и перед каждой дверью медлил он, чтобы почтение свое засвидетельствовать, пока наконец не повстречался с домоправителем Мехрунс Дагона.

Герцог скампов сказал, "Лордом Дагоном призван я был, повелителем сточных вод и огня, и принес я с собой знамена моих семи легионов."

Домоправитель, чья голова была пузырем сточной воды и огня, поклонился столь низко, что голова герцога скампов приблизилась к его голове.

Он увидел первое знамя, легиона ужасных воинов, которые по меньшей мере дважды умирать могут.
И второе знамя увидел он, легиона крылатых буйволов с цветным погонщиком на каждом.
И третье знамя увидел он, легиона извращенных горгонов, огромных змей, чьи чешуйки лицами людей были.
И четвертое знамя увидел он, что легионом дважды скрещенных любовников управляло.
И пятое знамя увидел он, легиона прыгающих ран, поражавших жертву.
И шестое знамя увидел он, знамя легиона планет лишенных.
И пятое знамя увидел он, что правило легионом бронированных победных движений.

И сказал домоправитель, "Герцог Кх-Утта, могучи легионы ваши, но недостаточно могучи они, чтобы одолеть Неревара, или Триединого. Взгляни же на Хортатора и узнай мудрость, которую несет он жене."

И посмотрели они в срединный мир и узрели:

Растворяясь в грохоте
Красной войны и воинов,
Где предназначено
Увести его от нашего пути
Жар, коего жаждали мы
И молились, чтоб они помнили,
Где судьба
Скрывает расстояние,
На золотом востоке, где мы видим сейчас,
Вместо войны и восстановления
Забытых трещин
Проклятие Хортатора
И еще два в руках его
И герцог скампов узрел ладони Хортатора, на коих яйцо начертило слова власти: ГХАРТОК, ПАДХОУМ, ГХАРТОК, ПАДХОУМ.
И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Наставление восьмое

Неревар и Вивек уже видели столицу и Четыре Угла Дома Забот решили не препятствовать им сейчас. Караванные музыканты спели у входа прекрасную песню, и все одиннадцать врат Мурнхолда распахнулись.

Айем сопровождало мерцающее изображение ее мужа, принимающее любой желаемый ею облик. Ее окружали Крики, члены ныне забытой гильдии, несущие с собой чаяния народа, ибо тогда Велоти были в большинстве своем добросердечны. Крики были советниками Айем и страны, хотя иногда они сбивались с пути и тогда Сехт наставлял их. Айем приблизилась к Неревару, стоящему в окружении стягов Дома Индорил. Он подарил ей изображение женщины, несущей в себе яйцо Вивека.

Айем сказала Неревару: "Сехт, кто есть Азура, открыл, что пришла война, и что явится Хортатор с решением проблемы, пришедшим вместе с ним."

Неревар ответил: "Я проделал долгий путь, дабы поведать о коварстве наших врагов, двемер, но в пути я многое узнал и потому изменил свое намерение. Эта женщина, что рядом со мной - меч и символ, и пророчество внутри нее. Оно говорит мне, что мы должны на время уподобиться ему, скрыться в наших врагах и без зазрения использовать их механизмы."

На что Вивек громко произнес: "Боетия-кто-есть-ты приняла облик Тринимака, дабы исправить ошибки Велота, моя королева, и таковок должно повториться вновь. Ибо таков путь к славе."

Из железного облака вохник Сехт и создания его сотворили трон из своей крови. Он уселся рядом с Айем и вглянул на изображение.

Вивек сказал им, своему Триединству:

"Мои ритуалы и испытания - стихи, звучащие внутри,
Лишь откровение моей кожи может быть побуждением."
Айем изрекла: "АЕЙМ АЕ СЕХТИ АЕ ВЕХК. Ныне мы едины, алмаз Черных Рук родился."
Сехт промолвил: "Это священно."
На что Крики прореагировали молча, углубившись в чтение.

Вивек извлек из яйца все свои конечности, слившись с изображением своей матери, созданной искусством Востока, под водою и в огне, и в металле, и в пепле, шесть раз мудрый, и стал он мужчиной-женщиной, волшебным гермофродитом, восточной аксиомой, уникальным во всем мире.

Сказал он: "Да направим мы теперь руки Хортатора в войне и по ее окончании. Ибо идем мы разными путями, в громе. Такова наша судьба."

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Наставление девятое

И наступила война с северянами, и вразумил Вивек Хортатора, чтобы вступил он в быстрый и хитроумный союз с двемер. Величайшие демоны ледяного запада перечислены ниже, и пятеро их.

ХОАГА, Пасть Грязи, являющийся в виде великого бородатого короля, обладает силой дышать землей. На полях сражений этого демона часто видят с краю, жадно поедающим почву. Когда его люди погибают, Хоага снова тела их наполняет, и снова они вступают в бой, хоть и медленнее. Есть у него тайное имя, Фения, и уничтожил он семнадцать деревень кимер и две твердыни двемер, пока не повернул назад.

ЧЕМУА, Бродячий Голод, являющийся в виде конного воина в шлеме, владеет силами Сердечного Рева и Отрыжки Небес. Он пожрал героя кимер, Дреза Кхизумет-е, и отослал его дух назад к Хортатору в качестве убийцы. Иногда называемый Первым Вредителем, Чемуа может напускать на противников боль в животе и превращать дождь Велота в желчь. Он уничтожил шесть деревень кимер, прежде чем был убит Вивеком и Хортатором.

БХАГ, Дву-Язычный, являющийся в виде великого бородатого короля, обладает силой Поручительства и Изменения Формы. Войско его было размером не велико, но в бешенстве носилось по землям Запада, и убило многих следопытов и охотников Велоти. Он много спорил с Вивеком, ибо лишь один воин-поэт понимал речь северянина, хотя АЛЬМСИВИ оставался невидимым во время спора.

БАРФОК, Дева Планов, являющаяся в виде крылатого человека с покрытым слюной копьем, обладает силами Исхода Событий. Все битвы, в которых принимала участие Барфок, всегда заканчивались ее победой, потому что она могла пением изменять грядущее. Четыре деревни кимер и две твердыни двемер были уничтожены ее волей. Вивеку пришлось заткнуть ей рот пальцем, чтобы помешать обратить Велот в руины.

ИСМИР, Дракон Севера, всегда появляющийся в виде великого бородатого короля, владеет силами неисчислимыми. Он был мрачным, темным и самым молчаливым из вождей захватчиков, хотя по слову его деревни взлетали и падали в море. Хортатор сражался с ним один на один, и рукой своей схватил Дракона и держал, пока из горла у него не хлынула кровь. А Вивек заключил рев дракона в эбеновую рамку, и разместил ее на голове у Исмира, отчего тот обезумел и бежал.

"Наступление и отступление приводят к круговороту всего сущего. То, что далее скажу я, неприятно записывать: ХЕРМА-МОРА-АЛЬТАДУН! АЭ АЛЬТАДУН!"

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Наставление десятое

Вы обнаружили десятую Проповедь Вивека, скрытую в словах, достигших после войны Хортатора.

Призывающий должен поднять раскрытую левую руку, чтобы показать ненадобность оружия. Приход всегда скрыт, поэтому призывающий невидим, или же находится в своих врагах.

"Веко королевства должно заполнить тридцать и шесть фолиантов, но око должно видеть мир." Этим, Хортатор объясняет мне.

Меч - нетерпеливая подпись. Не заключай контрактов на убийство.

Вивек говорит Хортатору помнить слова Боэт-и-я:

Мы предлагаем себя тебе, Скарабей: мир, где мы можем любить тебя, одежды грязи, чтобы лелеять. Преданный своими предками, когда ты даже не ожидал. Древний Магнус и его рискованные мнения не могут повлиять на недосказанное, уловка, достойная вечно довольных. Короткий век башен, жалкое оправдание, и что это, чем иным может это быть, кроме как огнем твоего ока?

Изменитесь в своей коже, говорю я поедателям Тринимака. Доведите свои голоса до цвета ушиба. Идите туда, куда мысль вела вас. Разделитесь, подобно врагам вашим, на Дома, и в центр заложите ваши законы, как враг Углов Дома Бедствий, и увидите, себя как древесину, или грязь, или смолу. Тогда, не разделяйтесь, ибо СИТИСИТ быстрее врагов, и Он разделит целое, ради одного.

Ибо мы идем другим путем, и в грохоте грома. СИТИСИТ - начало всех истинных Домов, построенных против застоя и ленивого рабства. Отвернитесь от своих склонностей, разбитых как фальшивые карты. Оживите против ложных отцов, матерей, оставленных в углу и оплакивающих стекло и дождь. Застой ничего не требует, ибо он в основе своей - ничто, как и вы были с восемью вечными недостатками.

Вивек говорит Хортатору запомнить его слова.

ПОЙМИТЕ, ЧТО СИТИСИТ ЕЩЕ ПУТЕШЕСТВУЕТ

Вивек говорит Хортатору запомнить его слова.

В БЛИСТАЮЩЕМ ЗЕРКАЛЕ НЕБА

Вивек говорит Хортатору запомнить его слова.

УТОНУВ И УЛЫБАЯСЬ

Вивек говорит Хортатору запомнить его слова.

ПРЕРЫВИСТЫХ НАДЕЖД ДОВОЛЬНО

Вивек говорит Хортатору запомнить его слова.

ЧТОБЫ ОТВЕТИТЬ НА ВСЕ ТО

Вивек говорит Хортатору запомнить его слова.

О ЧЕМ ЗАДАНЫ ВОПРОСЫ

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Наставление одиннадцатое

Это было в дни Ресдайнии, когда кимер и двемер жили под мудрым и доброжелательным правлением АЛЬМСИВИ и их героя Хортатора. Когда боги Велота удалились к себе, плавить космос и другие материи, Хортатор иногда не знал, что делать. Вивек всегда был рядом для совета, и это первый из трех уроков правящего короля:

'Пробуждающийся мир - амнезия сна. Все мотивы должны быть смертельно ранены. Будучи убиты, темы превращаются в структуру будущей ностальгии. Расходуй свои силы должным образом, или это приведет к тому, что ты собьешься с пути. Они оставят тебя, как восставшие дочери. Они утратят свою добродетель. Они станут пропащими и отвратительными, и в конце станут чреваты семенем безумия. Скоро ты станешь дедом разбитого порядка. Тебя станут передразнивать. Он развалится на части, как камень, который вспомнил, что он на самом деле вода.

'Не держи в доме ничего, что не было бы нужным или красивым

'Испытания тебе следует встретить, не видя помехи в мире запрета. Величие звезд - царство Айем. Себялюбие моря принадлежит Сехту. Я правлю воздухом посредине. Все остальное- это земля, и под твоим временным управлением. Нет кости, которую нельзя было бы сломать, кроме сердечной кости. Ты увидишь это дважды в своих жизнях. Возьми, что можешь, в первый раз и дай нам сделать все остальное.

'Нет истинного символизма центра. Шармат поверит, что есть. Он почувствует, что он может вызвать годы изобилия, сидя в священном, когда на самом деле никто не может покинуть этот порядок и вызвать что-либо, кроме ссоры.

'Есть еще раз причина символического и опустошенного. Истинный князь, который проклят и демонизирован, будет в конце концов обожаем от всего сердца. Согласно Кодексу Мефалы, не может быть официального искусства, только точки фиксации сложности, которые будут стираться от людского почтения, буде на это окажется достаточно времени. Это секрет, который прячет другой. Безличное выживание не путь правящего короля. Обними искусство людей и женись на нем, и этим, как я имею в виду, тайно умертви его.

'Правящий король, который видит в другом свое точное подобие, не правит ничем.

'Секрет оружия таков: все оно - опора милосердия.

'Секрет языка таков: он неподвижен.

'Правящий король вооружен до зубов сверкающим пламенем. Он спасен каждым деянием, которое совершает. Его смерть лишь диаграмма пробуждающемуся миру. Он спит вторым способом. Шармат - его двойник, и вследствие этого ты гадаешь, не правишь ли ты ничем.

'Хортатор и Шармат, один и один, одиннадцать, неизящное число. Которые из них важнее? Можешь ты сказать, не поменялись ли они местами? Я могу, и вот почему я тебе нужен.

'Согласно Кодексу Мефалы, нет разницы между теоретиком и террористом. Даже самое разделяемое желание исчезает в их руках. Вот почему у Мефалы черные руки. Приведи обе свои на каждый спор. Однорукий король не находит нужного средства. Однако, приближаясь к Богу, отрежь обе. Бог не нуждается в теории и вооружен до зубов ужасом.

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Наставление двенадцатое

Пока Хортатор обдумывал первый урок правящих королей, Вивек заглянул в Мурнхолд и увидел, что Айем пребывает там с двумя любовниками. Сехт снова разделился. Вивек тогда принял их облик, но ни узнал ничего нового для себя. И отправился он в путь, чтобы не напрасным было его погружение.

Итак, Вивек покинул столицу Велота и отправился глубоко в пепел. В дурных землях он учился пользоваться своим гигантским телом. Он сделал своими ноги лишь менее плотными, нежели божественные, дабы не увязать по пояс в земле. В этот момент Первый Угол Дома Бедствий, Принц Молаг Бал, обнаружил свое присутствие.

Вивек взглянул на Короля Насилия и молвил:

"Как ты красив, тот, что не присоединится к нам."

И Молаг Бал сокрушил ступни Вивека, кои не были неуязвимы, и послал легионы свои уничтожить их. Могучие огни взметнулись из Места Сотворения сродни сетям, дабы удержать Вивека, но он отмахнулся от них.

"Я бы предпочел," - сказал он, - "какую-нибудь церемонию, если уж нам суждено пожениться."

И легионы, забравшие ступни, были позваны снова для организации праздненства. Кочевники пришли из дурных земель и натянули здесь свои тенты. Огромное число мистиков Велоти появилось по следам, оставленными отсеченными ступнями, и слезы их наполнили отпечатки сих ног.

"Мы должны любить друг друга недолго," - сказал Вивек, - "если вообще любить. Я должен напутствовать Хортатора в гораздо более важных делах, так как жрецы-двемери замышляют недоброе. Моя голова будет принадлежать тебе ровно час."

Молаг Бал поднялся и простер шесть рук, доказывая свою значимость. Испещрены они были рунами искушения и календарями длиннейших миров. Когда он заговорил, выпадали спаривающиеся монстры.

"Куда это должно зайти?" - спросил он.

"Я говорил тебе," - сказал Вивек, - "мне надлежит стать учителем короля земли. АЕ АЛТАДУН ГХАРТОК ПАДХОУМ."

К этим волшебным словам Король Насилия добавил иное: "ЧИМ," что есть второй слог благородной крови.

Вивек получил что хотел от даэдрота и сочетался с ним браком в тот день. В час, получив его голову, Бал запросил доказательство любви.

В качестве оного Вивек произнес две поэмы, но лишь первая известна:

Я не знаю, сколько стекла пошло, дабы создать твои волосы

Но, уверен, в два раза больше, чем можно добыит из океанов

Ад, любовь моя, это ложь, придуманная говорящими правду

Рот мой искушен во лжи и алиби его - зуб

Сыновья и дочери Вивека и Молаг Бала исчисляются тысячами. Имена сильнейших - строка мощи: ГУЛГА МОР ДЖИЛ ХЬЯЕТ АЕ ХУМ.

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.
Категория: 36 Уроков Вивека | Добавил: Хрисаор (2009/03/26)
Просмотров: 697 | Рейтинг: 0.0/0

Underdark Аномалия