ГлавнаяБиблиотекаУчения Храма36 Уроков Вивека
36 уроков Вивека
Наставление первое

Она родилась из пепла среди Велоти, кимер, еще до войны с северными народами. Айем первой пришла в деревню, и тенью ей была Боетия, Принцесса Интриг, и перед ней закружились известные и неизвестные тайны вселенной, и были они похожи на звезды. Айем взяла руку женщины и сказала:

"Я - Королева Трех в Едином. В тебе сочетаются видение и заклятие - АЕЙМ АЕ СЕХТИ АЕ ВЕХК, кое ты будешь повторять до прихода тайны."

Затем Айем бросила женщину в море, где дреуги увлекли ее в свои замки из стекла и коралла. Они одарили ее жабрами и перепончатыми пальцами, изменили ее пол, дабы она смогла отложить яйцо. С ними она оставалась семь или восемь месяцев.

Затем Сехт пришел к женщине и сказал:

"Я - Часовой Король Трех в Едином. В тебе яйцо моих брата-сестры, обладающее огромными знаниями о словах и мечах, кои ты будешь хранить до прихода Хортатора."

И Сехт удлиннил ее руки и они протянулись сродни веревкам через водные глубины и подняли женщину на поверхность, на побережье Азуры. Там она лежала еще семь или восемь месяцев, вынашивая яйцо-знания, шепча ему Слова Мефалы и пророчества Велота, а также запретные учения Тринимака.

Однажды ночью к ней пришли семь даэдр и каждый, посредством особого движения костей, придал яйцу новое свойство. Именовались они Бароны-Двигайся-Именно-Так. Затем пришел восьмой даэдрот, полу-Принц, по имени Фа-Нуит-Хен, или Совокупность Известных Движений. И Фа-Нуит-Хен изрек:

"Кого ты ждешь?"

На что женщина ответила: Хортатора.

"Дойти до земель Индорил за три месяца, ибо тогда разразится война. Я ныне возвращаюсь, дабы собрать души павших войнов, не ведающих причин своего падения. Но сперва я покажу тебе это."

Затем Бароны и полу-Принц слились с единстве боевых стилей и танцевали перед яйцом и его познанием.

"Смотри, маленький Вехк, и отыщи суть среди мелькания клинков, ибо в ней есть истины любого конфликта, что абсолютно совершенны. Сколько их?"

Говорят, что количество их есть количество птиц, строящих гнезда на древнем древе тиброл, менее трех грамм цестного труда, но в последующие годы Вивек отыскал лучшую истину и донес ее до своего народа.

"Я сокрушил мир своей левой рукой," - сказал он, - "но в моей правой руке - способ, коим он смог бы победить меня. Лишь любовь подчиняется моей воле."

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Наставление второе

Женщина, носившая в себе яйцо Вивека, отправилась искать страну Индорил. По пути туда ей встретилось множество духов. Они обучали ее сына-дочь, будущего славного невидимого поэта-воина из Вварденфелла. И имя ему было Вивек.

Первый дух простер вокруг нее свои руки и крепко сжал его знания. Женщина вся пропиталась Неисчислимой Попыткой. Яйцо пришло в восторг и кувыркалось внутри нее, кланяясь пяти углам света и говоря: "Тот, кто совершает сие святое деяние, должен быть горд и возвыситься среди себе подобных!"

Второй дух был слишком далеко, но старался приблизиться, и в итоге был изгнан заклинанием головной боли.

Третий дух, Ал-Хатур, спустился к женщине, когда она отдыхала под Имперским Тентом. Его одеяния были сделаны из различных значений, и яйцо трижды взглянуло на них. В первый раз Вивек сказал:

"Ха, это ничего не значит!"

После второго взгляда он изрек: "Хм, в принципе, это может что-то означать."

Наконец, внимательно оглядев одеяния Ал-Хатура, он сказал: "Потрясающе, целостное значение в чем-то, лишенном деталей!"

"Это такое присловье," - сказал Ал-Хатур и удалился.

Четвертый дух явился вместе с пятым, ибо они были родственниками. Они обладали призрачным прикосновением и проникли внутрь яйца, надеясь отыскать его сердце. Говорят, что тогда Вивек приобрел форму звезды; иные говорят, что он выглядел как возрождение исчезнувших форм.

"От меня," - молвил четвертый дух, - "ты получишь бедствия, что повлекут за собой конец света."

"А от меня," - сказал пятый, - "ты получишь все изначальные союзы, каждому из которых надлежит свершиться."

На это яйцо расхохоталось: "Это уж чересчур для такого маленького, как я. Я должен был быть рожден раньше."

А затем появился шестой дух, Чернорукая Мефала, которая в начале времен научила Велоти искусствам убийства и платонической любви. Ее обжигающее сердце расплавило глаза женщины и - шестью разрезами - извлекло яйцо из ее чрева. Яйцо-видение, однако, могло видеть происходившее в древние времена, когда земля ее остывало, и глаза его не расплавились. Оно соединилось с даэдрой и переняло ее тайны, но не все, дабы сохранить паутину мира от развязывания. Затем Чернорукая Мефала вновь опустила яйцо в чрево женщины и подула на него волшебным дыханием, пока рана не затянулась. Но даэдра не вернула ее глаза, сказав:

"Бог владеет тремя ключами: от рождения, от механизмов, и от связующих слов. В этом Наставлении мудрый может найти половину этих ключей."

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Наставление третье

По пути во владения Дома Индорил женщина, будучи слепой, забрела в пещеру. И случилось так, что пещера та была твердыней двемер. Двемер прознали об ее приходе и яйце Вивека и захватили женщину. Они привязали ее голову к ногам и забросили ее глубоко в недра земли.

И услышала она, как один из них сказал, "Ступайте и сделайте ее изображение, и верните его на поверхность, ибо она немного похожа на то, что у нас есть, и Велоти будут жаждать получить это, и не заметят, что ее долго нет."

И почувствовала во тьме женщина, что большие ножи пытаются взрезать ее. Когда же ножи не сработали, использовали двемер звуки затвердевшие. Когда же и это не помогло, испытали они великий жар. Однако ничто не помогало, и Вивек был целым, оставаясь внутри нее.

Двемер сказали, "Ничто не удается нам. Видимо мы ошиблись."

Вивек почувствовал, что мать его испугана, и так успокоил ее.

"Пламя мое: пусть испробует тебя,

И откроет тайную дверь

У алтаря Падхоума,

В доме Боэт-и-И

Где будем мы в безопасности

И под охраной."

И улыбнулась женщина, и погрузилась в сон столь глубокий, что когда вернулись двемер с угловатыми сферами и разрезали ее на части, она не проснулась, и с миром упокоилась. Вынули Вивека из ее лона и поместили под волшебное стекло, чтобы дальше изучать его. Чтобы помешать пленителям своим, он направил сущность свою в любовь, о которой двемер ничего не знали.

Яйцо сказало: "Любовь суть не только составляющая любовных связей и чувств, но, однако, и то, из чего впоследствии проистекает недовольство, достойные сожаления ограничения, загадки, в которых содержатся намеки, понятные лишь возлюбленной паре, и кажущиеся слишком длинными. Любовь также часто используется в словесных и бессловесных трудах, по сути своей, она может быть также превращена во множество истинных молитв, некоторые из которых образуют нерушимые и невредимые союзы. В своей базовой форме любовь поддерживает приблизительно тринадцать всех энергий, извлекаемых из связей. Ее роль и ценность в обществе спорный вопрос."

Двемер обезумели от этих слов и попытались спрятаться за символами власти. Они послали своих слуг забрать яйцо из пещеры и поместить его в изображение матери Вивека.

Двемер сказали, "Только мы, двемер, домогаемся того, что есть у Велоти. Вероятно, таков наш рок, и восьми знамых миров, НИРН, ЛХКАН, РКХЕТ, ТХЕНДР, КИНРТ, АКХАТ, МХАРА, и ДЖХУВАЛ."

Тайна рока в этом Наставлении.

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Наставление четвертое

Изображение женщины, несшей внутри себя яйцо Вивека, возвращалась назад в поисках земель Индорил. По пути ее навещали многие другие духи, предлагая наставления для ее сына-дочки, в будущем славного и незримого воина-поэта Вварденфелла, Вивека.

Показался отряд духов, называемых Лоббиистами Совпадательной Гильдии. Вивек немедленно понял, в чем вызов, и сказал:

"Простое упоминание бога убивает случайность."

Предводитель Лоббиистов, чье имя забыто, попытался было защитить экзистенцию концепции. Он сказал: "В то же время, произношение чего-нибудь может иметь магическую природу".

Вивек знал, что для обретения божественной сущности должен быть рожден сильный аргумент против фактора удачи. И он сказал:

"А разве не является внезапное раскрытие соответствующих условий и несопоставимых элементов, сливающихся в момент совпадения в одну из предпосылок бытия, по сути, случайным? Синхронность происходит от многократных совпадений на низшем уровне. Дальнейшее же исследование обнаруживает, что именно довлеющая сила абсолютного числа совпадений приводит наблюдателя к мысли, будто синхронность управляется чем-то большим, нежели случай. Соответственно, синхронность завершается, девальвируя концепцию случайности, даже при том, что в ней содержатся те симптоматические признаки, которые порождают ее на свет."

Таким образом случайность была ликвидирована на землях Велоти.

Затем перед изображением женщины из земли вылез Старый Кость и сказал: "Если тебе суждено родиться королем и правителем мира, ты должен усугубить это новыми речениями. Давай, втяни уже меня в дискуссию!"

"Хорошо, - сказал Вивек. - Давай я расскажу тебе о мире, который я делю с тайной и любовью. Кто есть ее столица? Ты проследил сценический путь ее звезды? Я - да, легко и в тайне, при отсутствии свечей, ибо они на неверной стороне, и пробежал рукой по краю тени, сотканной из ста и трех делений теплоты, но не оставил никаких улик."

При этих словах Старый Кость ушел в себя двадцать раз кряду, пока не стал подобен молоку, каковое Вивек и выпил, став тем самым правящим королем мира.

И наконец явился Канцлер Великоточности, являвший собою совершенство под любым углом зрения. Вивек немедленно уразумел вызов и сказал:

"Несомненность есть удел схоластов за мозаичной коробкой и девиц, лелеющих в себе предвенечный шарм. Я же письмо, написанное в состоянии крайней неопределенности".

Канцлер склонил голову и улыбнулся пятьюдесятью различными и совершенными способами одновременно. Он извлек из-под платья астролябию вселенной, разломил ее надвое и вручил обе половинки яйцеобразу Вивека.

Вивек рассмеялся и сказал: "Да, я знаю. Рабский труд чувств эгоистичен, как полярный лед, что усугубляется, когда энергия растрачивается на жизнь, кою иные почитают счастливой. Чтобы быть правящим королем мне придется выстрадать многое, чего выстрадать нельзя, и также взвесить вещи, неизмеримые посредствам астролябии или компаса".

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Наставление пятое

В конце концов изображение женщины испортилось. Двемер в спешке не были достаточно усердны, и пепел Красной Горы ослабил ее золотые сухожилия. Вскоре упало оно на колени у дороги к землям Индорил и осталось лежать там, через восемьдесят же дней обнаружил его купеческий караван на пути в столицу Велота, ныне Альмалексию.

Вивек не был среди своего народа в своей до-жизни, поэтому молчал, дабы кимер из каравана подумали, что изображение сломано и пусто.

Воин-кимер, охранявший караван, сказал: "Смотрите, двемер как всегда хотят одурачить нас, создавая наше подобие из своей металлической плоти. Мы должны взять это в столицу и показать нашей матери Айем. Она захочет увидеть эту новую стратегию наших врагов."

Но капитан торговцев сказал: "Не думаю, что нам хорошо заплатят за это. Мы больше выручим, если остановимся в Нурмоке и продадим это Красным Женам Дагона, которые хорошо платят за изделия Глубокого Народа."

Но другой кимер, мудрый и ведающий пророчества, неприязненно взглянул на изображение: "Разве не был я нанят, дабы принести вас удачу? Говорю, вы должны слушать своего воина и принести это Айем, ибо хоть и создано оно нашими врагами, станет оно священным, или уже стало."

Капитан торговцев замолчал и взглянул на изображение женщины и, хотя всегда следовал советам провидцев, сейчас не мог думать не о чем, как о доходе, что можно будет получить в Нурмоке. Он думал в основном о том, что можно получить от Красных Жен, магию живота, не известную нигде боле под этими лунами. Его похоть отвергла Айем, мать. И он отдал приказ изменить курс на Нурмок.

Но прежде чем караван двинулся, воин-кимер, советовавший направиться в столицу, бросил деньги под ноги капитану и сказал: "Это тебе плата за изображение. Приближается война с людьми севера и я не хочу,. дабы мать Айем получала сюрпризы от одного врага, будучи занятой иным."

"Неревар," - молвил капитан тогровцев, - "этого недостаточно. Я сам себе Триедин, но я следую желанием своего тела и требую большего."

Более Вивек не мог сдерживаться и произнес в голове Неревара следующие слова:

Ты можешь слышать слова, так что беги,
Иди, Хортатор, в неизвестность
Оставайся покоен до своего вчерашнего сна
И не возноси хвалу плавящемуся камню
Итак, Неревар убил капитана торговцев и принял руководство караваном на себя.
И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Наставление шестое

Вы обнаружили шестое Наставление Вивека, которое было скрыто в словах, услышанных Хортатором.
Вечность есть в себе, когда разгаданное становится первым изречением мира.
Мефала и Азура - двое врат традиций, а Боетия - тайное пламя.
Солнце будет съедено львами, коих пока не существует в Велоте.
Шесть - одеяния, несомые предположениями народа.
Используй лишь простейшие средства, ибо иные - враги, и смутят тебя.
Шесть формул жестокости ты познал, внемля этим словам.
Отец - машина, и зев машины. Его единственная тайна - приглашение к дальнейшему совершенствованию.
Мать когтиста как гончая, но она святейшая из всех, живших в те дни.

Сын - это я, Вехк, и я три, шесть, девять, и все остальное, следующее, великий и полный сочуствия, безграничный, идеал этого мира и иных, меч и символ, бледный, как золото.

Есть четвертый вид философии, несущей в своей основе лишь неверие.
Ибо под мечом я полагаю разум.
Ибо под словом я полагаю смерть.
Я - Вехк, твой защитник и защитник Красной Горы до конца дней, число коим 3333.
Подо мною - дикость, коя нужна была нам, дабы отречься от культуры алтмер.
Надо мною - вызов, купающийся в огне и в божественной силе.
Через меня ты желанен, в отличие от пророков, произносивших ранее твое имя.
Шесть путей существует, от тайны до врага до учителя.
Боетия и Азура - принципы мироздания, что есть творения, а Мефала придает ему вид искусства.
Ибо под мечом я полагаю первую ночь.
Ибо под словом я полагаю смерть.
Величие будет в имени твоем, когда оно будет истинно произнесено.

Шесть стражей Велота, три раньше и снова будут рождены, и они будут испытывать тебя, доколе тебе не привьются истинные качества героя.

Этот мир спит и ты должен хранить его.
Ибо под мечом я полагаю двойственную природу.
Ибо под словом я полагаю животную жизнь.
Ибо под мечом я полагаю предшествовавшее вздоху.

Ибо под словом я полагаю предшествовавшее волку.

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Категория: 36 Уроков Вивека | Добавил: Хрисаор (2009/03/26)
Просмотров: 747 | Рейтинг: 0.0/0

Underdark Аномалия