ГлавнаяБиблиотекаО данмерахИстория Морровинда
2920, Последний год Первой Эры
Начало Морозов

10 Начала Морозов, 2920
Фригиас, Скалистые Земли


Существо перед ними бессмысленно мигало, взгляд его казался безжизненным, рот открывался и закрывался. Словно снова осознавая свои функции. Капля слюны показалась из-за его клыков и повисла. Турала никогда не видела ничего подобного, - существо было похоже на рептилию, но опиралось на ноги, как человек. Министера радостно зааплодировала.

"Дитя мое," прокаркала она. "Ты проделала такой большой путь за такое короткое время. О чем ты думала, призывая этого даэдрота?"

Турале понадобилось несколько мгновений, чтобы вспомнить, что она, собственно, вообще ни о чем не думала. Она была потрясена тем, что проникла из материи реальности в царство Обливиона, и выдернула оттуда это отвратительное существо, призвав его в мир силой своего сознания.

"Я думала о красном цвете," сказала Турала, сосредотачиваясь. "О его простоте и ясности. А потом - я пожелала и произнесла чары. И вот что я наколдовала."

"Желание - могущественная сила для молодой ведьмы," сказала Министера. "И оно хорошо сработало. Потому что этот даэдрот - суть простая сила духов. Ты так легко можешь высвободить свое желание?"

Турала закрыла глаза и произнесла освобождающее заклинание. Чудовище побледнело, как картина на солнце, все еще смущенно моргая. Министера обняла свою ученицу, Темную эльфийку, и радостно засмеялась.

"Мне до сих пор не верится, ты с шабашем всего месяц и один день, а уже превзошла большинство здешних женщин. В тебе могущественная кровь, Турала, ты касаешься духов, как касалась бы любовников. В один прекрасный день ты возглавишь этот шабаш - я это вижу!"

Турала улыбнулась. Приятно, когда тебя хвалят. Герцогу Мурнхолда нравилось ее красивое лицо; а ее семья, до того, как она обесчестила их, превозносила ее манеры. Кассир был просто товарищем: его комплименты ничего не значили. Но с Министерой она чувствовала себя дома.

"Ты будешь возглавлять этот шабаш еще много лет, старшая сестра," сказала Турала.

"Мне бы этого хотелось. Но духи - изумительные товарищи и большие правдолюбцы, они часто туманно отвечают на вопросы, когда и как. Их нельзя винить. Когда и как мало значат для них," Министера открыла дверь хижины, позволяя свежему осеннему ветру развеять горький и зловонный запах даэдрота. "А теперь, мне нужно отправить тебя с поручением в Вэйрест. Это всего неделя пути отсюда, и неделя на обратный путь. Возьмешь с собой Дориату и Целефину. Как мы ни стараемся быть самодостаточными, есть травы, которых мы вырастить не можем, и похоже, придется нам потратить целую кучу драгоценных камней. Важно, чтобы люди в городе считали тебя одной из знахарок Скеффингтонского Шабаша. Ты увидишь, что от дурной славы гораздо больше пользы, чем неприятностей."

Турала сделала то, о чем ее просили. Когда она и ее сестры садились на лошади, Министера принесла ее дочку, маленькую пятимесячную Босриэль. Чтобы она поцеловала маму на прощанье. Ведьмы полюбили маленькую принцессу данмер, дочь злобного герцога, рожденную у диких эльфов-айлеид в лесу в самом сердце Империи. Турала знала, что женщины будут защищать ее ребенка даже ценой собственной жизни. После долгих прощаний и поцелуев, три молодые ведьмы ускакали в лес, под покров красного и золотого.

12 Начала Морозов, 2920
Двиннен, Скалистые Земли


К вечеру Миддаса в таверне "Обиженный Дикобраз" было полно народа. Огонь в яме в центре комнаты освещал собравшихся солдат почти зловещим светом, и делал скопище тел похожим на сюжет гобелена о наказании Арктурианских Еретиков. Кассир уселся на свое обычное место и заказал кувшин эля.

"Ты виделся с бароном?" спросил Палит.

"Да, у него вроде есть работа для меня во дворце Урвейус," гордо сказал Кассир. "Но большего я тебе сказать не могу. Сам понимаешь, государственная тайна и тому подобное. Почему тут сегодня столько проклятого народа?"

"В гавань только что пришел корабль Темных эльфов. Они только что вернулись с войны. Я только ждал твоего прихода, чтобы представить тебя другим ветеранам."

Кассир покраснел, но сумел набраться сил, чтобы спросить: "Что они тут делают? У нас что, перемирие?"

"Я точно не знаю," сказал Палит. "Но говорят, Император и Вивек снова начали переговоры. А эти ребята хотят вложить деньги, и считают, что у нас в Заливе достаточно тихо. Но мы все узнаем точно, если поговорим с ними."

С этими словами Палит схватил брата за руку и потащил его в другой угол бара. Это произошло так внезапно, что Кассир даже не мог сопротивляться. Путешественники-данмер сидели у четырех столов, болтали с местными жителями и смеялись. Это были хорошо одетые молодые люди, на вид торговцы, вели они себя немного развязно, потому что уже много выпили.

"Извините," сказал Палит, вмешиваясь в беседу. "Мой двоюродный брат Кассир тоже был на войне, сражался за живого бога Вивека."

"Единственный Кассир, о котором я слышал," сказал один из данмеров с широкой, пьяной улыбкой, пожимая Кассиру руку. "Был Кассир Уитни, по словам Вивека худший шпион в истории. Мы потеряли Алд Марак из-за того, как он провел разведку. Надеюсь, ребята, я вас ничем не обидел."

Кассир улыбался и слушал громкий рассказ о его неудаче с такими увлекательными подробностями, что собравшиеся за столом то и дело заходились от смеха. Несколько пар глаз смотрели в его сторону, но никто из местных не думал, что дурак, о котором рассказывают, стоит рядом и слушает. Больше всего боли было в глазах его кузена, молодого человека, который считал, что он вернулся в Двиннен великим героем. И уж конечно обо всем узнает барон, а идиотизм Кассира с каждым пересказом выглядит все хуже.

Всеми фибрами своей души Кассир ненавидел живого бога Вивека.

21 Начала Морозов, 2920
Имперский Город, Сиродил


Корда, в сияющей белизной мантии, форме жриц консерватории Хегаты Морвы, прибыла в Город вскоре после того, как закончилась первая зимняя буря. Сквозь облака пробилось солнце, и на улицах появилась красивая молодая девушка-редгард с сопровождением, направлявшаяся к дворцу. Сестра ее была высокой, худенькой, угловатой и заносчивой, а Корда оказалась маленькой круглолицей девушкой с большими карими глазами. Горожане быстро сравнили сестер.

"И месяца не прошло с казни леди Риджи," пробормотала горничная, выглядывая из окошка и подмигивая своей соседке.

"И меньше месяца, как ее забрали из монастыря," согласилась другая женщина, смакуя скандал. "Эта красотка не на прогулку приехала. Ее сестру невинной никто бы не назвал, и посмотрите, чем она кончила."

24 Начала Морозов, 2920
Двиннен, Скалистые Земли


Кассир стоял на пристани и смотрел, как в воду падает ранний снег. Какая жалость, думал он, что он подвержен морской болезни. Теперь он никому не нужен был во всем Тамриэле, от востока до запада. Историю Вивека о его разведческих талантах мусолили во всех тавернах. Барон Двиннена разорвал контракт с ним. Нет сомнений, что в Даггерфолле над ним тоже смеются, и в Даунстаре, Лилмате, Риммене, Гринхарте, а может, еще и в Акавире, и в Йокуде. Может быть, лучше всего прыгнуть в воду и утопиться. Впрочем эта мысль недолго занимала его: Кассира терзало не отчаяние, а ярость. Бессильный гнев, с которым он никак не мог справиться.

"Простите, сэр," сказал чей-то голос у него за спиной, заставив его подпрыгнуть. "Простите что побеспокоил вас, но не могли бы вы порекомендовать хорошую таверну, где можно провести ночь."

Это был молодой человек, северянин, за плечами мешок. Очевидно, он только что сошел с корабля. В первый раз за последние несколько недель кто-то смотрел на Кассира как на человека, а не как на фантастического, прославленного идиота. И он мог только отнестись к этому юноше по-дружески.

"Вы только что прибыли из Скайрима?" спросил Кассир.

"Нет, сэр, я туда направляюсь," сказал парень. "Я еду домой. Я приехал из Сентинеля, а туда из Строс М'кай, а туда из Вудхарта в Валленвуде, а туда из Артаеума в Саммерсете. Меня зовут Веллег."

Кассир представился и пожал Веллегу руку. "Вы сказали, что приехали из Артаеума? Вы пси-маг?"

"Нет, сэр, больше нет," пожал плечами парень. "Я был изгнан."

"Вы что-нибудь знаете о том, как призывать даэдра? Видите ли, я хочу наложить проклятие на одну очень известную личность, можно даже сказать на живого бога, и у меня ничего не получается. Барон даже видеть меня не хочет, но баронесса мне симпатизирует, и даже допустила меня в Залы Призывания." Кассир сплюнул. "Я провел все ритуалы, принес жертвы, и у меня ничего не вышло."

"Это все из-за Сота Сила, моего бывшего господина," с некоторой горечью ответил Веллег. "Принцы даэдр не будут приходить на зов любителей до самого конца войны. Только пси-маги могут советоваться с даэдрами, да еще кочевые колдуны и ведьмы."

"Ведьмы, говорите?"

29 Начала Морозов, 2920
Фригиас, Скалистые Земли


Бледные лучи солнца с трудом пробивались сквозь затянувший лес туман, а Турала, Дориата и Целефина подгоняли своих лошадей. Почва была влажной от тонкого слоя инея, они были нагружены, и идти по горам было нелегко. Турала пыталась справиться с возбуждением из-за возвращения в шабаш. В Вэйресте было очень интересно, и ей понравилось, с каким страхом и уважением на нее поглядывали люди. Но в последние несколько дней она могла думать только о возвращении к своим сестрам и ребенку.

Горький ветер сдувал ей волосы на лицо, так что она не видела ничего, кроме тропы перед собой. Она не слышала приближения всадника, пока он не появился прямо перед ней. Повернувшись и увидев Кассира, она вскрикнула от радости при виде старого друга. Его лицо было бледным и усталым, но она отнесла это за счет путешествия.

"Что привело тебя назад во Фригиас?" улыбнулась она. "Тебя плохо приняли в Двиннене?"

"Сносно," сказал Кассир. "Но мне нужна помощь Скеффингтонского шабаша."

"Поехали с нами," сказала Турала. "Я отведу тебя к Министере."

Четверка продолжила свой путь, ведьмы развлекали Кассира рассказами о Вэйресте. Было очевидно, что Дориате и Целефине редко предоставлялся случай покинуть ферму Старой Барбин. Они родились там и были дочерьми и внучками скеффингтонских ведьм. Жизнь обычного города в Скалистых Землях была для них экзотикой, как и для Туралы. Кассир говорил мало, но улыбался и кивал головой, поощряя их рассказы. К счастью, они ничего не слышали о его глупости. А если слышали, то хотя бы не сказали.

Дориата дошла до самой середины слышанной ею в таверне истории о воре, который оказался запертым на ночь в ломбарде, когда они добрались до знакомого холма. Внезапно, она замерла на полуслове. Дом уже должен был показаться, но его не было. Они пришпорили лошадей и помчались к тому месту, где раньше находился Скеффингтонский шабаш.

Огонь уже давно погас. Не осталось ничего, кроме пепла, скелетов и поломанного оружия. Кассир наконец узнал следы набега орков.

Ведьмы соскочили с лошадей, рыдая, разглядывая останки. Целефина нашла оборванный, окровавленный кусок ткани, из которой был некогда сшит плащ Министеры. Она прижимала его к покрытому золой лицу и рыдала. Турала звала Босриэль, но единственным ответом ей был ветер, играющий пеплом.

"Кто это сделал?" кричала она, слезы катились по ее лицу. "Клянусь, что призову само пламя Обливиона! Что они сделали с моим ребенком?"

"Я знаю, кто это сделал," тихо сказал Кассир, слезая с лошади и подходя к ней. "Я уже видел это оружие раньше. Я опасался встречи с этим врагом в Двиннене, но не думал, что они найдут тебя здесь. Это работа убийц, нанятых герцогом Мурнхолда."

Он помолчал. Солгать было легко. Прекрасная импровизация. Больше того, он сразу же понял, что она поверила его словам. Ее ненависть к герцогу из-за жестокости, которую он проявил к ней, стихла, но не исчезла. Один взгляд на ее пылающие глаза сказал ему, что она призовет даэдр и обрушит их общую месть на Морровинд. А что самое главное, даэдры прислушаются к ней.

И они прислушались. Ибо сильнее желания только ярость. Даже ошибочная ярость.


Тусклое Солнце

2 Тусклого Солнца, 2920
Тел Арун, Морровинд


"К тебе посетитель, Мать Ночи," сказал стражник. "Соплеменник Котринги, с верительными грамотами, удостоверяющими его как Лорда Зуука из Черных Топей, части Имперского Гарнизона Гидеона."

"Почему ты посчитал, что он представляет хоть малейший интерес для меня?" спросила Мать Ночи приторно-ядовитым голосом.

"Он принес письмо от покойной Императрицы сиродильской Империи."

"У нас и в самом деле занятой день," улыбнулась она, восторженно хлопая в ладоши. "Пригласи его."

Зуук вошел в палату. Металлическая кожа его лица и рук отражала огонь из камина и мерцание молний за окном. Мать Ночи заметила, что могла видеть себя так, как видел ее он: спокойную, прекрасную, устрашающую. Он без слов передал ей письмо от Императрицы. Она читала его, потягивая вино.

"Герцог Морровинда также предложил мне изрядную сумму, чтобы Императора убили в этом году," сказала она, складывая письмо. "Корабль с платой затонул, я ее не получила. Это было очень некстати, ибо к тому времени один из моих людей уже проник во дворец. Как я могу быть уверена, что это более-чем-щедрое вознаграждение от покойницы я все же получу?"

"Я принес его с собой," просто сказал Зуук. "Оно в повозке снаружи."

"Тогда внесите его, и наша сделка заключена," улыбнулась Мать Ночи. "К концу года Император будет мертв. Вы можете оставить золото с Апаладитом. Не хотите ли немного вина?"

Зуук отклонил предложение и вышел. В то же мгновенье из-за темного гобелена бесшумно выскользнул Мирамор. Мать Ночи предложила ему бокал вина, и он принял его.

"Я знаю этого Зуука," осторожно проговорил Мирамор. "Правда, я не подозревал, что он работает на старую Императрицу."

"Давай еще поговорим о тебе, если ты не против," предложила она, зная, что возражений не будет.

"Позволь мне доказать мою ценность," сказал Мирамор. "Позволь, я убью Императора. Я уже убил его сына, и ты уже могла убедиться насколько хорошо я скрываюсь. Гобелен даже не колыхнулся."

Мать Ночи улыбнулась. Все устраивалось весьма хорошо.

"Если ты умеешь обращаться с кинжалом, ты найдешь его в Бодруме," сказала она и описала ему что он должен будет сделать.

3 Тусклого Солнца, 2920
Мурнхолд, Морровинд


Герцог смотрел в окно. Было раннее утро, и уже четвертый день над городом нависал красный туман, поблескивавший молниями. Странный ветер гулял по городу, срывал флаги с зубцов замка, заставляя всех жителей плотнее закрывать ставни. Нечто ужасное надвигалось на его земли. Он не блистал превосходным образованием, но признаки знал. Как и его поданные.

"Когда мой посланник достигнет Трибунала?" прорычал он, поворачиваясь к своему управляющему.

"Вивек далеко на севере, оговаривает соглашение с Императором," тот отвечал ему, дрожа от страха. "Альмалексия и Сота Сил в Некроме. Возможно, с ними можно будет встретиться через несколько дней."

Герцог кивнул. Он знал, что его посланники быстры, но им не уступали те, кто был из Обливиона.

6 Тусклого Солнца, 2920
Бодрум, Морровинд


Свет факелов в непрекращающемся снегопаде придавал этому месту нечто неземное. Солдаты из обоих лагерей собирались вокруг огромных костров: зима сблизила врагов. Хотя только некоторые из данмер могли говорить на сиродильском, они нашли общий язык, ища тепла. Когда хорошенькая девушка-редгард появилась среди них, чтобы согреться, прежде чем возвратиться в шатер переговоров, многие солдаты из разных армий одобрительно подняли глаза.

Император Реман III хотел уйти с переговоров еще до того, как они начались. В прошлом месяце он полагал, что встреча на месте его поражения армией Вивека будет добрым знаком, но это место навеяло больше горьких воспоминаний, чем он ожидал. Несмотря на возражения Властителя Версид-Шая о том, что камни у реки всегда были красными, он мог поклясться, что видел кровь своих солдат.

"Мы знаем все подробности соглашения," сказал он, принимая бокал горячего юэлля из рук Корды, своей возлюбленной. "Но здесь не место для его подписания. Мы должны сделать это в Имперском Дворце, со всей помпезностью и роскошью, как того требует такое историческое событие. Вы должны взять с собой и Альмалексию. И того волшебника."

"Сота Сил," прошептал Властитель.

"Когда?" спросил Вивек терпеливо.

"Ровно через месяц," сказал Император, широко улыбаясь и неуклюже вставая на ноги. "Мы устроим грандиозный праздничный бал. А теперь я должен погулять. Мои ноги совсем свело от такой погоды. Корда, дорогая, походишь со мной?"

"Конечно, ваше Имперское Величество," сказала она, поддерживая его на пути к выходу из шатра.

"Ваше Имперское Величество, хотите, я тоже пойду с вами?" спросил Версид-Шай.

"Или я?" спросил король Дро'Зел из Сеншаля, новый советник.

"Этого не нужно, я недолго," ответил Реман.

Мирамор затаился в тех же тростниках, где он скрывался уже почти восемь месяцев назад. Теперь земля была твердой и покрытой снегом, а тростники обледенели. Малейшее движение вызывало хруст. Если бы не хриплые песни армий Морровинда и Империи, собравшихся у костров, он бы не отважился подобраться так близко к Императору и его любовнице. Они стояли у излучины замерзшего ручья под утесом, окруженным сверкавшими льдом деревьями.

Осторожно, Мирамор вытащил кинжал из ножен. Он слегка преувеличил свои способности в обращении с этим оружием в разговоре с Матерью Ночи. Да, он использовал кинжал, чтобы перерезать горло Принцу Джуйлеку, но тот тогда не мог сопротивляться. Но все же, разве трудно будет убить этого одноглазого старика? Для такого простого задания не нужно большого мастерства.

Идеальный момент наконец настал. Женщина что-то увидела в лесу, необычную сосульку, как она сказала, и побежала за ней. Император остался, смеясь. Он повернулся спиной к убийце, чтобы посмотреть на утес, где его солдаты пели припев своей песни. Мирамор знал, что уже пора. Осторожно шагая по заледенелой земле, он подошел ближе и нанес удар. Очень близко.

Почти в то же мгновенье он почувствовал, как сильные пальцы держит его руку, а другая всадила кинжал ему в горло. Он не мог закричать. Император все так же смотрел на солдат, и не заметил как Мирамора затянули обратно в кусты и рука гораздо более умелая нанесла удар, парализовавший убийцу.

Его кровь мгновенно замерзала на обледенелой земле, и умирая, Мирамор смотрел как Император и его куртизанка возвращались в лагерь на утесе.

12 Тусклого Солнца, 2920
Мурнхолд, Морровинд


Только пламя полыхало теперь там, где раньше был внутренний двор Мурнхолда, полыхало и вздымалось к облакам. Густой, смолистый дым клубился по улицам, поджигая все деревянные или бумажные изделия. Крылатые существа, подобные летучим мышам, выгоняли горожан из укрытий на отрытые места, где их уже ждала настоящая армия. Единственное, что не давало всему Мурнхолду сгореть дотла, была кровь его людей.

Мехрунс Дагон улыбался, видя развалины замка.

"А ведь я мог и не придти," сказал он, и его голос прогремел над хаосом. "Подумать только, я мог этого не застать."

Его внимание привлек тоненький, будто волосок, лучик света, пронзивший его черно-красное небо. Он увидел его источник, две фигуры - мужчина и женщина, стоявшие на холме над городом. Человека в белых одеждах он мгновенно узнал - Сота Сил, чародей, который уговорил всех Принцев Обливиона заключить это бессмысленное перемирие.

"Если вы пришли за Герцогом Мурнхолда, его здесь нет," засмеялся Мехрунс Дагон. "Но когда в следующий раз пойдет дождь, вы можете обнаружить его останки, по кусочкам"

"Даэдра, мы не можем убить тебя," сказала Альмалексия твердым решительным голосом. "Но ты вскоре об этом пожалеешь."

И с этим, началась битва двух живых богов и принца Обливиона на руинах Мурнхолда.

17 Тусклого Солнца, 2920
Тел Арун, Морровинд


"Мать Ночи," сказал стражник. "Письмо от вашего человека в Имперском Дворце."

Мать Ночи внимательно прочла записку. Испытание прошло успешно: Мирамора успешно обнаружили и убили. Император был в очень ненадежных руках. Мать Ночи немедленно написала ответ.

18 Тусклого Солнца, 2920
Балмора, Морровинд


Сота Сил, с непроницаемым лицом приветствовал Вивека на большой площади перед его дворцом. Вивек скакал день и ночь, после того как узнал о битве, одолевая милю за милей, пересекая опасные земли Дагот Ура с ужасающей быстротой. На юге, в течение всей своей скачки, он видел клубящиеся красные тучи, и знал что битва все еще продолжается, день за днем. В Гнисисе он встретил посланника от Сота Сил, который призывал его в Балмору.

"Где Альмалексия?"

"Внутри," устало молвил Сота Сил. Его подбородок пересекала длинная уродливая рана. "Она серьезно ранена, но Мехрунс Дагон не вернется из Обливиона в течение многих лун."

Альмалексия лежала на шелковом ложе, под опекой личных лекарей Вивека. Ее лицо, даже губы, было серым как камень, и кровь просачивалась сквозь повязки. Вивек взял ее холодную руку. Губы Альмалексии беззвучно двигались. Она спала.

Она снова сражалась с Мехрунс Дагоном в огненной буре. Вокруг нее рушились оставшиеся башни замка. Когти даэдры вонзились в ее живот, наполняя ядом ее вены, пока она душила его. Когда она упала на землю рядом со своим поверженным врагом, она увидела, что горящий замок не был замком Мурнхолда. Это был Имперский Дворец.

24 Тусклого Солнца, 2920
Имперский Город, Сиродил


Зимняя буря бушевала над городом, обрушиваясь на окна и стеклянные купола Имперского Дворца. Колеблющиеся лучи света освещали фигуры

Император выкрикивал приказания прислуге, продолжалась подготовка к банкету и балу. Это нравилось ему гораздо больше битв. Король Дро'Зел наблюдал за развлечениями, имея по этому поводу твердое мнение. Сам Император занимался деталями обеда. Жареная небрыба, кабачки, супы-пюре, гелерак в масле, кодскрамб, заливной язык. Властитель Версид-Шай тоже сделал несколько предложений, но вкус акавири был весьма специфичен.

Леди Корда проводила Императора в его палаты с наступлением ночи.

Год завершается месяцем Вечерней Звезды.

Вечерняя Звезда

1 Вечерней Звезды, 2920
Балмора, Морровинд


Зимнее утреннее солнце мерцало сквозь изморозь на окне, и Альмалексия открыла глаза. Древний лекарь провел по ее лбу влажной тканью, облегченно улыбаясь. Рядом с ее кроватью, в кресле спал Вивек. Лекарь поспешил к шкафу сбоку и вернулся с кувшином воды.

"Как вы себя чувствуете, богиня?" спросил лекарь.

"Как будто я очень долго спала," ответила Альмалексия.

"Так и было. Прошло пятнадцать дней," сказал лекарь и коснулся руки Вивека. "Господин, проснитесь. Она заговорила."

Вивек удивленно поднялся, и, увидев Альмалексию живой и в сознании, широко улыбнулся. Он поцеловал ее в лоб и взял за руку. Наконец-то она начала согреваться.

Внезапно окончился ее мирный отдых: "Сота Сил -"

"Он жив и невредим," ответил Вивек. "Снова занялся какой-то своей машиной. Он бы тоже остался здесь, но понял, что сам он поможет тебе больше, чем его волшебство."

В дверях появился управляющий. "Простите, что прерываю вас, господин, но я хотел сообщить вам, что ваш лучший посланник прошлой ночью уехал в Имперский Город."

"Посланник?" спросила Альмалексия. "Вивек, что случилось?"

"Я должен был подписать соглашение с Императором шестого числа, так что я предупредил его, что это событие надо отложить."

"Ты мне здесь не поможешь," проговорила Альмалексия, приподнимаясь с трудом. "Но если ты не подпишешь это соглашение, Морровинд снова может быть втянут в войну, на еще восемьдесят лет. Если сегодня ты выедешь с эскортом и поторопишься, ты можешь опоздать в Имперский Город только на день или два."

"Ты уверена, что я тебе не понадоблюсь здесь?" спросил Вивек.

"Я уверена, что Морровинду ты нужен больше."

6 Вечерней Звезды, 2920
Имперский Город, Сиродил


Император Реман III восседал на троне, осматривая приемную залу. Вид был захватывающий: серебряные ленты свисали со стропил, подогреваемые котлы сладких трав стояли в каждом углу, Пиандонские ласточки кружили в воздухе, распевая песни. Когда зажгут факелы и слуги будут ходить повсюду, вся зала будет казаться сказочной страной. Он уже чувствовал ароматы с кухни, запах специй и жаркого.

Властитель Версид-Шай и его сын Савириен-Чорак проскользнули в залу, оба в головных уборах и драгоценностях тсаески. Их золотистые лица не улыбались, впрочем, это вообще было редкостью. Все же, Император с энтузиазмом приветствовал своего доверенного советника.

"Это должно произвести впечатлений на этих дикарей, Темных эльфов," рассмеялся он. "Когда они прибудут?"

"Только что прибыл посланник от Вивека," важно сказал Властитель. "Я полагаю, вашему Имперскому Величеству лучше встретиться с ним наедине."

Император перестал смеяться и кивком отпустил своих слуг. Дверь открылась и в залу вошла Леди Корда, неся с собой пергамент. Она закрыла за собой дверь, но не смотрела Императору в глаза.

"Посланник отдал письмо моей любовнице?" недоверчиво спросил Реман, поднимаясь, чтобы взять письмо. "Весьма необычный способ доставить послание."

"Само послание тоже весьма необычно," сказала Корда, посмотрев в его здоровый глаз. Одним быстрым движением она сунула письмо прямо к лицу Императора. Его глаза расширились и кровь хлынула на чистый пергамент. Чистый, за исключением маленького черного знака, подписи Мораг Тонг. Пергамент упал на пол, открыв скрытый за ним небольшой кинжал, который женщина повернула, разрезав горло до кости. Император свалился на пол.

"Сколько времени тебе нужно?" спросил Савириен-Чорак.

"Пять минут," ответила Корда, вытирая кровь с рук. "Если вы сможете дать мне десять, я буду вдвойне благодарна."

"Хорошо," сказал Властитель в спину Корде, пока она уходила из приемной залы. "Ей бы следовало быть акавири, она замечательно управляется с клинком."

"Я должен позаботиться о нашем алиби," промолвил Савириен-Чорак, исчезая в одном из тайных проходов, о которых знали только доверенные Императора.

"Помните, почти год назад, ваше Имперское Величество," улыбнулся Властитель, глядя вниз на умирающего. "Вы сказали мне запомнить ваши слова "У вас, акавири, множество эффектных приемов, но стоит пройти одному нашему удару, и для вас все кончено." Я это запомнил, как видите."

Император сплюнул кровь и кое-как пробормотал "Змей."

"Я и есть змей, ваше Имперское Величество, внутри и снаружи. Но я не лгал. И в самом деле прибыл посланник от Вивека. Правда, он несколько запоздал," пожал плечами Властитель, прежде чем исчезнуть в тайном проходе. "Не беспокойтесь, я уверен, что яства не пропадут впустую."

Император Тамриэля умер в луже собственной крови в пустой зале, украшенной к большому празднику. Его нашел один из его телохранителей пятнадцатью минутами позже. Корду нигде не удалось отыскать.

8 Вечерней Звезды, 2920
Каэр Сувио, Сиродил


Лорд Главиус, рассыпающийся в извинениях из-за состоянии дороги, был первым эмиссаром, приветствовавшим Вивека и его сопровождающих. Горящие шары украшали безлистые деревья, окружавшие виллу, покачиваясь от легкого, но прохладного ветерка. До Вивека доносились запахи простой еды и высокая грустная мелодия. Это было традиционное зимнее песнопение акавири.

Версид-Шай встретил Вивека у входа..

"Я рад, что вы получили известия прежде, чем проделали весь путь до Города," сказал Властитель, провожая своего гостя в большую, согретую комнату. "У нас сейчас сложный переходный период, и сейчас, лучше не заниматься нашими делами в столице."

"Наследника нет?" спросил Вивек.

"Прямого - нет, но есть дальние, соперничающие из-за трона. Пока мы с этим разбираемся, по крайней мере временно, дворяне решили, что я могу действовать как мой покойный повелитель," Версид-Шай сделал знак слугам придвинуть к огню два удобных кресла. "Вы хотите сейчас официально подписать соглашение, или сначала поедите?"

"Вы намереваетесь выполнить соглашение Императора?"

"Я намереваюсь во всем поступать как Император," ответил Властитель.

14 Вечерней Звезды, 2920
Тел Арун, Морровинд


Корда, запыленная с дороги, бросилась в объятия Матери Ночи. Мгновенье, они стояли так, Мать Ночи поглаживала волосы дочери, поцеловала ее в лоб. Потом, она достала письмо из рукава и отдала его Корде.

"Что это?" спросила она.

"Письмо от Властителя, выражающее восхищение твоим мастерством," ответила ей Мать Ночи. "Он обещал прислать награду, но я уже написала ему ответ. Покойная Императрица довольно заплатила нам за смерть ее мужа. Мефале бы не понравилась излишняя жадность. Двойной платы за одно убийство не надо, так и будет."

"Он убил Риджу, мою сестру," тихо сказала Корда.

"И потому именно ты должна была убить его."

"Куда мне теперь идти?"

"Когда любой из наших работников становится слишком знаменитым, чтобы продолжать работу, мы посылаем таких на остров, названный Воуноура. Путешествие на корабле займет около месяца, и я уже приготовила замечательную усадьбу, где ты укроешься," Мать Ночи поцеловала щеки девушки. "Ты встретишь там много друзей, и наконец обретешь спокойствие и счастье, дитя мое."

19 Вечерней Звезды, 2920
Мурнхолд, Морровинд


Альмалексия наблюдала за восстановлением города. Дух горожан поистине воодушевлял, подумала она, проходя мимо каркасов новых домов, вырастающих среди почерневших обломков старых. Растительность тоже оказалась очень живучей. Кусты комуники и рубраш, посаженные вдоль главной улицы, не погибли полностью. Она чувствовала биение пульса. Приходи, весна, зелень пробьется сквозь угли пожарища.

Наследник Герцога, обладающий большими знаниями и храбростью данмер, направлялся сюда с севера, чтобы занять место своего отца. Земли не только выживут: они усилятся и расширятся. Она чувствовала грядущее лучше, чем видела настоящее..

И она была уверена, что отныне и навсегда, Мурнхолд будет домом для одной богини.

22 Вечерней Звезды, 2920
Имперский Город, Сиродил


"Линия рода Сиродил оборвалась," объявил Властитель толпе, собравшейся под Балконом Объявлений Имперского Дворца. "Но Империя жива. Дальние родственники нашего возлюбленного Императора были признаны недостойными трона доверенным дворянством, дававшим советы Императору на протяжении его долгого и славного правления. Было решено, что как беспристрастный и верный друг Ремана III, я буду править от его имени."

Акавири помолчал, ожидая пока его слова раскатятся эхом и население поймет их. А они просто молча смотрели на него. Дождь омывал улицы города, но на краткий миг из-за облаков выглянуло солнце.

"Я хочу прояснить, что не принимаю титула Императора," продолжил он. "Я был и продолжаю быть Властителем Версид-Шаем, чужаком, которого милостиво приняли у вас. Моим долгом будет защищать приемную родину, и я обещаю неустанно трудиться над этим, пока кто-то более достойный не избавит меня от этого бремени. И моим первым действием, я объявляю, что в ознаменование этого исторического события, с первого числа Утренней Звезды мы вступим в первый год Второй Эры и время будет отсчитываться заново. Таким образом, мы оплачем потерю нашего Императора, и будем ждать будущего."

Только один человек зааплодировал этим словам. Король Дро'Зел из Сеншаля на самом деле верил, что это будет самое лучшее, что случалось в Тамриэле. Разумеется, он был несколько не в своем уме.

31 Вечерней Звезды, 2920
Эбонхарт, Морроувинд


В дымных катакомбах под городом, где Сота Сил создавал будущее своим мистическим часовым аппаратом, случилось нечто непредвиденное. Масляный пузырь просочился из прибора и лопнул. Немедленно, внимание волшебника было привлечено к нему, и к тому, что последовало за этим незначительным происшествием. Труба на полдюйма отклонилась влево. Соскочил протектор. Катушка размоталась, и начала вращаться в противоположном направлении. Поршень, всегда двигавшийся слева направо, внезапно стал двигаться справа налево. Ничто не сломалось, просто все изменилось.

"Теперь этого не исправить," тихо проговорил чародей.

Он посмотрел сквозь трещину в потолке на ночное небо. Была полночь. Вторая Эра, эпоха хаоса, началась.

- Карловак Градопут

Категория: История Морровинда | Добавил: Хрисаор (2009/03/26)
Просмотров: 649 | Рейтинг: 0.0/0

Underdark Аномалия