ГлавнаяБиблиотекаО данмерахИстория Морровинда
2920, Последний год Первой Эры
Высокое Солнце

4 Высокого Солнца, 2920
Имперский Город, Сиродил


Император Реман III и Властитель Версид-Шай совершали прогулку в Имперских садах. Северные сады, украшенные изваяниями и фонтанами, услаждают дух Императора, равно как и прохладнейшее укрытие в Городе посреди летнего зноя. Незатейливые, выстроенные ярусами клумбы с серо-голубыми цветами и зеленью окружали их со всех сторон.

"Вивек принял условия мира от Принца, - сказал Реман. - Мой сын возвратится, не минет и двух недель."

"Превосходная весть, - осторожно заметил Владыка. - Надеюсь, данмер будут чтить условия. Мы могли бы попросить и большего. Крепость Черные Врата, к примеру. Но, полагаю, Принц знает, что разумно. Он не станет вредить Империи всего лишь ради мира."

"Намедни я думал о Ридже и о том, что побудило ее злоумышлять супротив меня, - сказал Император, остановившись, чтобы полюбоваться статуей Королевы Рабов Алессии, а затем продолжил: - И единственная причина, которая приходит мне на ум, в том, что она тоже чрезмерно обожала моего сына. Она могла любить меня за власть и силу, но все же он юн, пригож и когда-нибудь наследует мой трон. Должно, она решила, что когда смерть настигнет меня, ей достанется Император, обладающий и властью, и молодостью."

"Принц... был ли он вовлечен в этот заговор?" - спросил Версид-Шай. Непросто было играть в эту игру, ибо никто не знал, кто падет следующей жертвой мнительности Императора.

"О нет, не думаю, - молвил Реман с улыбкой. - Нет, его сыновняя любовь весьма крепка."

"А известно ли тебе, что Корда, сестра Раджи, состоит послушницей в консерваториуме Морвы, что в Хегате?" - спросил Властитель.

"Морва? - озадачился Император. - Я подзабыл: а что это за божество?"

"Се страстная богиня плодородия йокуданцев, - ответил Властитель. - Но не чересчур страстная, в отличие от Дибеллы. Скромна, но, безусловно, чувственна."

"Я устал от страстных женщин. И Императрица, и Риджа - все они слишком страстны, а алчущие любви взалкают власти, - Император пожал плечами. - Но жрица-послушница, коей не чужды плотские влечения, - это мне по сердцу. А что ты говорил о Черных Вратах?"

6 Высокого Солнца, 2920
Крепость Турзо, Сиродил


Риджа стояла безмолвно и смотрела в холодный каменный пол, пока Император говорил. Никогда прежде не видел он ее столь бледной и безрадостной. Могла тешиться уже тем, что обрела свободу и возвращалась в родные земли. Что ж, коль она отправится в путь тотчас, то еще поспеет в Хаммерфелл к Празднику Торговли. Казалось, ничто из сказанного им не находило отклика в ее душе. Казалось, полтора месяца заточения в крепости Турзо сломили ее дух.

"Я подумывал о том, - сказал, наконец, Император, - чтобы взять твою младшую сестру Корду во дворец на время. Полагаю, она предпочла бы двор консерваториуму в Хегате, а ты как считаешь?"

Наконец-то хоть какое-то движение души. Риджа глянула на Императора со звериной ненавистью и в ярости бросилась на него. За время заточения ее ногти отросли изрядно, и сейчас она вонзила их в его лицо, целя в глаза. Он вскричал от боли, и стражи оттащили ее, избивая рукоятями своих мечей, покуда она не лишилась чувств.

Целителя позвали немедля, но Император Реман III все же лишился правого глаза.

23 Высокого Солнца, 2920
Балмора, Морровинд


Вивек вынырнул из воды, ощутив, как влага смыла летний зной с его кожи, и принял полотенце от одного из слуг. Сота Сил наблюдал за старинным приятелем с балкона.

"Похоже, ты заработал еще несколько шрамов с тех пор, как я видел тебя в последний раз," - заметил чародей.

"Хвала Азуре, новых нет, - засмеялся Вивек. - Когда ты прибыл?"

"Чуть более часа назад, - сказал Сота Сил, спускаясь по ступенькам к краю водоема. - Я думал, что явлюсь положить конец войне, однако ты справился и без меня."

"Да, довольно и восьмидесяти лет беспрестанных битв, - ответил Вивек, обнимая Сота Сила. - Мы пошли на уступки, но и они тоже. Когда старый Император почиет, может наступить золотой век для нас. Принц Джуйлек мудр не по годам. А где Альмалексия?"

"Отправилась за Герцогом Мурнхолда. Они будут здесь завтра пополудни."

Тут друзей отвлекло зрелище, открывшееся за углом дворца - всадница ехала по городу, держа путь к ступеням парадного входа. Было очевидно, что женщина скакала недавно во весь опор. Они приняли ее в кабинете, куда она ворвалась, тяжело дыша.

"Нас предали, - выдохнула она. - Имперская Армия осадила Черные Врата."

24 Высокого Солнца, 2920
Балмора, Морроувинд


Впервые за семнадцать лет, с тех пор, как Сота Сил отбыл в Артаеум, три члена Трибунала Морровинда встречались в одном месте. И все трое предпочли бы встретиться при иных обстоятельствах, чем нынешние.

"Насколько я знаю, когда Принц возвращался на юг, в Сиродил, вторая Имперская Армия пришла с севера, - сообщил Вивек своим соотечественникам, хранившим каменное выражение на лицах. - Разумно предположить, что Джуйлек не знал о предстоящей атаке."

"Но нельзя исключать и того, что он заранее задумал отвлечь нас, пока Император готовил поход на Черные Врата, - заметил Сота Сил. - Случившееся следует считать нарушением перемирия."

"Где Герцог Мурнхолда? - спросил Вивек. - Мне хотелось бы выслушать его соображения."

"Он встречается с Матерью Ночи в Тел Аруне, - тихо молвила Альмалексия. - Я убеждала его прежде переговорить с тобой, но он сказал, что дело нельзя более откладывать."

"И он призовет Мораг Тонг? Для внешних дел? - Вивек покачал головой и обратился к Сота Силу: "Пожалуйста, сделай, что сможешь. Убийство лишь все усугубит. Это дело следует решить дипломатией или битвой."

25 Высокого Солнца, 2920
Тел Арун, Морроувинд


Мать Ночи приняла Сота Сила в своей зале, освещенной лишь луной. Она была смертоносно прекрасна в своем простом платье черного шелка, ниспадавшим на диван. Жестом она отпустила стражей в красных одеждах и предложила чародею вина.

"Ты лишь немного разминулся со своим другом, с Герцогом, - прошептала она. - Он был очень несчастен, но я думаю, что мы в силах помочь его горю."

"Он нанял Мораг Тонга для убийства Императора?" - спросил Сота Сил.

"А ты прямолинеен в речах, не так ли? Это хорошо. Люблю людей, говорящих без обиняков: они сберегают немало времени. Но, конечно, я не стану обсуждать с тобой наш разговор с Герцогом, - она улыбнулась. - Ведь это повредит моим делам."

"А что, если я предложу тебе равную мзду золотом за то, чтобы Император остался жив?"

"Мораг Тонг убивает во славу Мефалы и корысти ради, - сказала она задумчиво, словно обращаясь к своему бокалу вина. - Мы не убиваем просто так. Это было бы опошлением идеи. И коль Герцог доставит свое золото в трехдневный срок, мы доведем до конца наше дело. Боюсь, мы и помыслить не можем о принятии встречного предложения. Хотя мы и дельцы в той же мере, что и религиозный орден, мы не подчиняемся закону предложения и спроса, Сота Сил."

27 Высокого Солнца, 2920
Внутреннее Море, Морровинд


Сота Сил смотрел на воды уже два дня кряду, ожидая известного ему судна, и, наконец, увидел его. Большой корабль под флагом Мурнхолда. Чародей взлетел и перехватил корабль прежде, чем тот вошел в гавань. Из пальца его вырвался сноп пламени, скрыв его голос и внешность под обличием даэдры.

"Покиньте корабль! - проревел он. - Или вы все потонете вместе с ним!"

В действительности Сота Сил мог бы спалить судно единым огненным шаром, но он предпочел выждать, покуда моряки не попрыгают с палубы в теплую воду. Когда он удостоверился, что на борту не осталось ни души, он собрал свою силу в разрушительную волну, сотрясшую воздух и воду. Корабль вместе с герцогской платой Мораг Тонгу пошел ко дну Внутреннего Моря.

"Ночная Мать, - подумал Сота Сил, направляясь к берегу, чтобы известить начальника порта о моряках, требующих спасения. - Все подчиняются предложению и спросу - такова правда жизни!"

Год перешел в Месяц Последнего Зерна.


Последнее Зерно

1 Последнего Зерна, 2920
Мурнхолд, Морровинд


Они собрались на дворе Герцога в сумерках, наслаждаясь запахом и теплом от огня, в котором сгорали сухие ветви с листьями горчичного цвета. Искорки взлетали в небо, на мгновение замирая, перед тем как потухнуть.

"Я был неосторожен" - признал Герцог с горечью в голосе. "Но Лоркан смеется и все хорошо. Мораг Тонг не убьет Императора, ведь плата для них теперь покоится на дне Внутреннего моря. Я полагал, что вы заключили что-то вроде пакта с Принцами даэдр."

"То, что ваши моряки называют даэдрой, могло им и не являться" - заметил Сота Сил. "Может статься, это был странствующий боевой маг, или же молния уничтожила корабль."

"Принц и Император находятся в пути, чтобы взять Алд Ламбази, в духе заключенного пакта. Для сиродильцев характерно полагать, что их уступки можно обговаривать, тогда как наши - нет". Вивек вытащил карту. "Мы можем встретиться с ними тут, в этой деревне, к северо-западу от Алд Ламбази, в Фервинтиле."

"Но мы встретимся с ними для переговоров?" - спросила Альмалексия. "Или для войны?"

На этот вопрос ни у кого не было ответа.

15 Последнего Зерна, 2920
Фервинтил, Морровинд


Буря, обычная для позднего лета, налетела на маленькую деревню, затемняя небеса, и местность освещалась только редкими сполохами молний, которые летали от облака к облаку, подобно акробатам. На узких улочках налило воды по лодыжку - ручьи струились везде, а Принцу приходилось кричать, чтобы капитаны, стоявшие в паре шагов, слышали его.

"Там впереди - гостиница! Мы переждем, пока погода переменится, чтобы двинуться дальше, в Алд Ламбази!"

В гостинице было сухо и тепло, и потому царила страшная суматоха. Служанки сбивались с ног, бегая туда-сюда, таская закуски и вина, страшно возбужденные присутствием известной личности. Кого-то, кто привлекал даже больше внимания, чем простой наследник Трона Тамриэльской Империи. С изумлением прислушиваясь к голосам, Джуйлек услышал имя: "Вивек".

"Лорд Вивек," - заговорил он, врываясь в комнату. "Вы должны поверить мне, я ничего не знал об атаке на Черные Врата, пока она не началась. Мы, конечно же, будем в вашем распоряжении. Я написал вам письмо обо всем этом, адресовав его в ваш дворец в Балморе, но очевидно, что вас там нет" - он прервался, заметив, что в комнате есть люди, которые ему незнакомы. "О, простите невежливость - я не представился. Я - Джуйлек сиродильский."

"Меня зовут Альмалексия" - сказала самая потрясающая женщина, которую Принц когда-либо видел. "Вы присоединитесь к нам?"

"Сота Сил" - представился данмер в белом плаще с серьезным выражением лица, пожимая руку Принца и указывая ему на свободное место.

"Индорил Бриндизи Дорум, Герцог-Принц Мурнхолда" - произнес коренастый человек, сидящий рядом, как только Принц присел.

"Я так понимаю исходя из событий последнего месяца, что Имперская Армия в лучшем случае неподконтрольна мне" - заметил принц, попросив принести вина. "Увы, это так. Армия принадлежит отцу."

"Я так поняла, что Император тоже намерен прибыть в Аль Ламбази," - сказала Альмалексия.

"Официально - да" - осторожно согласился Принц. "Если неофициально рассмотреть вопрос - то он все еще находится в Имперском Городе. У него произошел один неприятный инцидент..."

Вивек быстро взглянул на Герцога, потом на Принца: "Инцидент?"

"О, с ним все в порядке" - быстро сказал Принц. "Он будет жить, но похоже, что потеряет глаз. Просто небольшая потасовка, никак с войной не связанная. Единственная хорошая новость - пока он поправляется, я могу пользоваться его печатью. Любые соглашения, которые мы здесь заключим, будут законом для всей Империи, как во время его правления, так и во время моего".

"Тогда - стоит приступить к переговорам" - улыбнулась Альмалексия.

16 Последнего Зерна, 2920
Вроз Нага, Сиродил


Маленькое селение Вроз Нага встретило Кассира прекрасным видом на разноцветные домики, разбросанные там и сям по большому утесу, глядящему на отрог Вротгарийских год, и каменистое плато, за которым располагались Скалистые Земли. Будь он в лучшем настроении, от открывающейся перспективы захватило бы дыхание. Но в его состоянии он не мог думать об этом селе иначе как о пункте, где он и его лошадь получат шанс скромно поесть и отдохнуть.

Он выехал на главную площадь, на которой стояла небольшая гостиница, называемая Клекот Орла. Отдав распоряжение мальчику-груму насчет стойла и корма для лошади, Кассир прошел в гостиницу и был поражен царившей там атмосферой. Менестрель, которого он как-то раз слышал в Гильдердейле, наигрывал лихую старую мелодию под прихлопывание горцев. Такие разудалые развлечения не входили в планы Кассира. Женщина-данмер с мрачным лицом сидела за единственным столом, который стоял подальше от источника шума. Он взял свой стакан и присел за тот же стол без приглашения. И сразу же заметил, что она держит на руках новорожденного ребенка.

"Я только что прибыл из Морровинда" - заметил он, и понял, что это не лучшее начало для разговора. "Я сражался за Вивека и Герцога Мурнхолда против армии Императора. Я предатель своего народа, как вы, несомненно, уже подумали."

"Я тоже предала свой народ" - заметила женщина, поднимая руку, но которой красовалось уродливое клеймо. "Это означает, что я никогда не смогу вернуться на родину."

"Ну ведь вы не подумываете о том, чтобы остаться здесь?" - рассмеялся Кассир. "Это старомодное местечко и довольно милое, но зимой здесь птицы падают на лету от холода. Определенно неподходящее место для того, чтобы растить ребенка, Как ее зовут?"

"Босриэль. "Красота леса" - вот что это значит. Куда вы идете?"

"В Двиннен, в гавань Скалистых Земель. Можете присоединиться ко мне, я не против путешествий в компании". Он протянул ей руку для пожатия. "Кассир Уитни."

"Турала" - произнесла женщина после неловкой паузы. Она собиралась сперва назвать имя своего рода, как велит традиция, но внезапно поняла, что это больше не ее имя. "Я была бы рада составить вам компанию, благодарю вас".

19 Последнего Зерна, 2920
Алд Ламбази, Морровинд


Пять мужчин и две женщины стояли в давящий тишине Большого Зала замка, единственные звуки - только скрип пера да нежное постукивание капель дождя за огромным витражным окном. Как только Принц поставил сиродильскую печать на документе, мирный договор обрел силу. Герцог Мурнхолда довольно рыкнул, приказывая принести вина, чтобы выпить на поминках восьмидесятилетней войны.

Только Сота Сил стоял поодаль от остальных. Его лицо не выдавало ни одной эмоции. Те, кто знал его хорошо, могли догадаться, что он не верит ни в начала ни в концы, а сейчас размышляет о великом цикле, малой частью которого стали произошедшие события.

"Мой Принц" - произнес дворецкий замка, неохотно прерывая празднование. "Вас ожидает посланник от Вашей матушки, Императрицы. Он хотел видеть Вашего отца, но коль скоро он не прибыл...."

Джуйлек извинился и вышел переговорить с посланником.

"Императрица что, не живет в Имперском Городе?" - осведомился Вивек.

"Нет" - заметила Альмалексия, грустно качая головой. "Ее муж заточил ее в Черных Топях, боясь, что она поднимет восстание против него. Она очень богата и у нее есть могущественные союзники в западных Коловианских Землях, так что он не мог жениться на другой женщине, или предать ее казни. Это безвыходное положение сохраняется уже лет семнадцать, с тех пор, как Джуйлек был еще ребенком."

Принц вернулся через несколько минут. На его лице ясно выражалось беспокойство, хотя он и прилагал усилия, чтобы скрыть его.

"Я нужен своей матери" - просто заметил он. "Боюсь, что буду вынужден покинуть вас немедленно. Если у меня будет копия нашего мирного договора, то я смогу показать ее Императрице, чтобы она увидела благо, совершенное нами сегодня, а уже потом я привезу бумагу в Имперский Город, чтобы она обрела официальное значение."

Принц Джуйлек уехал, получив сердечные прощания от Трибунала из Морровинда. Когда они увидели его, вскакивающего на лошадь, чтобы унестись в дождливую ночь, на юг, к Черным Топям, Вивек сказал: "Благословен будет Тамриэль, когда он взойдет на трон".

31 Последнего Зерна, 2920
Перевал Дорзия, Черные Топи


Луна поднималась над отдаленным ущельем, которое дымилось болотным газом этой жаркой летней ночью, когда Принц и его двое телохранителей въехали в лес. Огромные кучи земли и перегноя были набросаны в давние времена примитивным племенем Черных Топей, пытавшимся оградить себя от угрозы с севера. Ясно было, что зло все же прошло через перевал Дорзия, большую трещину в оборонительном вале, протянувшемся на большое расстояние в обе стороны.

Искривленные деревья росли на преграде, отбрасывая странные тени, похожие на плетение паука. Мысль Принца была сосредоточена на таинственном письме его матери, намекавшем на возможное вторжение. Конечно, он не мог поведать об этом данмер, до того, как он поймет больше о происходящем и доложится отцу. В конце концов, письмо предназначалось ему. Оно было срочное, и именно оно заставило направиться его прямо в Гидеон.

Императрица также предупредила его о банде беглых рабов, которая нападала на караваны, входящие в перевал Дорзия. Она посоветовала ему сделать так, чтобы Герб Империи был хорошо виден, чтобы они не приняли его за одного из рабов данмер. Как только они въехали в бурьян, заполнивший проход, как отравленная река, вышедшая из берегов, Принц приказал, чтобы обнажили его щит.

"Ясно, почему этим рабам тут нравится" сказал капитан Принца. "Превосходное место для засад."

Джуйлек покивал головой, но его мысли были направлены не на это. Какого рода готовящееся вторжение обнаружила Императрица? Неужели акавири снова вышли в море? Если даже так - как мать, сидящая в замке Джиовез, обнаружила это? Треск бурьяна и человеческий крик прервали его размышления.

Повернувшись, Принц понял, что остался один. Его эскорт исчез.

Принц приподнялся над морем травы, которое колыхалось в магнетическом ритме, покоряясь порывам ветра, дувшего через перевал. Невозможно было определить, где в этой траве может находиться солдат, отчаянно борющийся за свою жизнь, или лошадь, бьющаяся в конвульсиях. Сильный свистящий ветер скрыл любые намеки на то, где могли бы располагаться жертвы, попавшие в засаду.

Джуйлек обнажил свой меч, и задумался над тем, что делать, изо всех сил стараясь не паниковать. Он был уже ближе к выходу из перевала, чем к входу. Что бы ни напало на его спутников, оно должно было находиться позади. Если ехать быстро, есть шанс оторваться. Пустив лошадь в галоп, он устремился к холмам впереди, холмам, которые на самом деле были всего лишь кучами грязи.

Когда он слетел на землю, все произошло так неожиданно, что он еще стремился вперед, не осознавая происходящего. Он приземлился в нескольких ярдах позади своей павшей кобылы, повредив спину и плечо. Он тупо смотрел на то, как умирает его бедная лошадь, с брюхом, разодранным кольями, торчащими из травы.

Принц Джуйлек не смог даже повернуться и увидеть фигуру, встающую рядом из травы, а уж тем более защититься. Горло его было моментально рассечено надвое.

Мирамор начал свирепо ругаться, когда ясно разглядел лицо своей жертвы при лунном свете. Он видел Императора в битве при Бодруме, где сражался под командованием Его Императорского Величества, и это был точно не Император. Обшаривая тело, он нашел пакт, подписанный Вивеком, Альмалексией, Сота Силом и Герцогом Мурнхолда со стороны Морровинда, и Принцем со стороны Империи Сиродила.

"Эх, что за неудачный день" - пробормотал про себя Мирамор по звук шепчущейся травы. "Я убил Принца. Только лишь принца. И где награда?"

Мирамор сжег письмо, как научил его Зуук, и прибрал себе договор. В конце концов, такая вещь должна что-то стоить. Он разобрал свои ловушки, обдумывая, что же делать дальше. Вернуться в Гидеон и просить у нанимателя меньшей награды за жизнь Принца? Скрыться в другом месте? Да, в конце концов, Битва при Бодруме научила его двум полезным вещам. У данмер он научился делать западни из кольев. А когда он дезертировал из армии, ему пришлось научиться прятаться в траве.

А год продолжился - Месяцем Огня.

Огонь Очага

2 Огня Очага, 2920
Гидеон, Черные Топи


Императрица Тавия лежала на кровати, теплый ветер, которого она не чувствовала, бился о ставни ее камеры, прикрывающие железные прутья. В горле у нее горело, но она все еще плакала, неостановимо, сжимая в руках свой последний гобелен. Ее рыдания эхом разносились по залам замка Гиовез, заставляя горничных перестать вытирать пыль, а стражников болтать. Одна из ее женщин спустилась по прямой лестнице, чтобы зайти к своей госпоже, но глава стражи Зуук, стоявший в дверях, покачал головой.

"Она только что узнала о смерти сына," тихо произнес он.

5 Огня Очага, 2920
Имперский Город, Сиродил


"Ваше Императорское Величество," сказал Властитель Версид-Шай через дверь. "Вы можете открыть дверь. Уверяю вас. Вы в полной безопасности. Никто не собирается убивать вас."

"Кровь Мары!" это был голос императора Ремана III, приглушенный, истерический, с безумными нотками. "Кто-то убил принца, а у него был мой щит! Они наверняка думали, что это я!"

"Вы безусловно правы, Ваше Императорское Величество," ответил Властитель, старательно изгоняя из голоса всякую иронию, хотя его черные блестящие глаза были полны презрения. "И мы должны найти и покарать негодяя, ответственного за смерть вашего сына. Но мы не можем сделать это без вас. Вы должны сохранять присутствие духа ради Империи."

Ответа не последовало.

"В конце концов, вы должны подписать приказ о казни леди Риджи," крикнул Властитель. "Давайте покончим с изменницей и убийцей, о которой мы все знаем."

Короткая пауза, потом звук отодвигаемой от двери мебели. Реман открыл лишь узенькую щелку, но Властитель видел его испуганное, сердитое лицо, и ужасную красную опухоль, которая когда-то была его правым глазом. Несмотря на усилия лучших лекарей Империи, она оставалась напоминанием о работе леди Риджи в крепости Турзо.

"Дайте мне приказ," прорычал Император. "Я с удовольствием подпишу его."

6 Огня Очага, 2920
Гидеон, Черные Топи


Странное голубое сияние, как ей говорили, комбинация болотного газа и спиритической энергии, всегда пугало Тавию, когда она выглядывала из своего окна. Сейчас оно казалось странно успокаивающим. За болотом был город Гидеон. Как смешно, подумала она, что ей никогда не приходилось бродить по его улицам, хотя она видит их каждый день вот уже семнадцать лет.

"Может быть я о чем-то забыла?" спросила она, поворачиваясь, чтобы взглянуть на преданного Котринги Зуука.

"Я точно знаю, что делать," просто сказал он. Казалось, стражник улыбнулся, но Императрица понимала, что это лишь ее лицо отразилось на его серебристой коже. Она улыбалась, даже не осознавая этого.

"Убедись в том, что за тобой нет слежки," предупредила она. "Я не хочу, чтобы мой муж узнал, где все эти годы хранились мои деньги. И возьми свою долю. Ты хороший друг."

Императрица Тавия шагнула вперед и упала в туман. Зуук вставил на место прутья в окне башни, и укрыл одеялом несколько подушек на ее кровати. Если ему повезет, они не найдут ее тела до утра, а к тому времени он уже будет на полпути в Морровинд.

9 Огня Очага, 2920
Фригиас, Хай Рок


Странные деревья всех размеров были похожи на погребальные костры, увенчанные вспышками красного, желтого и оранжевого. На Вротгарийские горы спустился туманный вечер. Турала дивилась этому зрелищу, такому чужому, такому непохожему на Морровинд, направляя лошадь вперед, к открытому лугу. У нее за спиной, свесив голову на грудь, спал Кассир. На мгновение Турале захотелось заставить лошадь перепрыгнуть через низкую крашеную ограду, пересекавшую поле, но она удержалась. Пусть Кассир поспит еще несколько часов, прежде чем править.

Пока лошадь шла через поле, Турала увидела маленький зеленый домик у следующего холма, наполовину спрятавшийся в лесу. Вид был такой живописный, она чувствовала, что сама почти спит. Звук рога вывел ее из сонного забытья. Кассир открыл глаза.

"Где мы?" выдохнул он.

"Я не знаю," - запиналась Турала, широко раскрыв глаза. "Что это за звук?"

"Орки," прошептал он. "Охотничий отряд. Быстрее в укрытие."

Турала направила лошадь к небольшой группе деревьев. Кассир передал ей ребенка и спешился. Потом начал снимать седельные сумки и бросать их в кусты. Звук раздался снова, далекий топот шагов, становящийся все ближе и все громче. Турала осторожно подошла и помогла Кассиру разгрузить лошадь. Все это время Босриэль следил за ними широко раскрытыми глазами. Иногда Туралу беспокоило то, что ее малыш никогда не плачет. Сейчас она была благодарна за это. Сняв последнюю сумку, Кассир шлепнул лошадь по крупу, и она галопом вылетела на поле. Он взял Туралу за руку и потянул в кусты.

"Если повезет," прошептал он. "Они подумают, что она дикая или сбежала с фермы, и не станут искать седока."

Пока он говорил, под громкие звуки рога на поле появилась толпа орков. Турале уже случалось видеть их, но никогда в таких количествах, и так уверенных в своих силах. Заорав от радости при виде удивленной лошади, они промчались мимо зарослей, где притаились Кассир, Турала и Босриэль. Из под ног у них разлетались семена диких цветов. Турала изо всех сил старалась не чихнуть и думала, что ей это удалось. Однако один из орков что-то услышал, и позвал еще одного выяснить, в чем дело.

Кассир тихо вытащим меч, стараясь выглядеть как можно увереннее. Он был разведчиком, не бойцом, но он поклялся защищать Туралу и ее ребенка до последней капли крови. Возможно, ему удастся убить этих двоих, но вряд ли он сделает это настолько бесшумно, чтобы не привлечь внимание остальных.

Внезапно что-то невидимое словно ветер пронеслось через заросли. Орки бросились назад, многие упали мертвыми. Турала повернулась и увидела морщинистую старуху с ярко рыжими волосами, выглядывающую из ближайшего куста.

"Я думала, вы собираетесь привести их прямо ко мне," прошептала она, улыбаясь. "Лучше пойдемте со мной."

Троица последовала за старой женщиной по проходу в кустах, который вел через поле прямо к дому на холме. Когда они оказались на другой стороне, женщина повернулась, чтобы взглянуть на орков, пирующих над останками лошади, кровавая оргия под звуки охотничьих рогов.

"Это ваша лошадь?" спросила она. Когда Кассир кивнул, она громко рассмеялась. "Мяса в ней много, что есть то есть. Утром у этих тварей здорово животы разболятся. Хорошую службу она им сослужит."

"Может, мы пойдем дальше?" прошептала Турала, испуганная смехом старухи.

"Они наверх не пойдут," улыбнулась она, взглянув на Босриэль, а та улыбнулась ей в ответ. "Они слишком боятся нас."

Турала повернулась к Кассиру, он покачал головой. "Ведьмы. Если я не ошибаюсь, это ферма старой Барбин, место Скеффингтонского Шабаша?"

"Точно, цыпленочек," старая женщина хихикнула, радуясь своей известности. "Я Министа Скеффингтон."

"Что вы сделали с этими орками?" спросила Турала. "Там, в зарослях?"

"Призрачный кулак прямо по башке," ответила Министа, продолжая взбираться вверх по холму. Перед ними был двор фермы, колодец, курятник, пруд. Женщины всех возрастов работали по хозяйству, смеялись играющие дети. Старая женщина повернулась и заметила недоумение Туралы. "Разве там, откуда вы приехали, нет ведьм, детка?"

"По крайней мере, я о них не слышала," сказала она.

"В Тамриэле множество людей, владеющих магией," объяснила старуха. "Пси-маги изучают магию, как будто это их неприятная обязанность. Боевые маги в армии стреляют заклятьями. Как стрелами. Мы, ведьмы, объединяемся, колдуем и празднуем. Чтобы справиться с орками, я просто воззвала к духам воздуха, Амаро, Пине, Таллате, пальцам Кинарет и дыханию мира, с которыми я близко знакома, чтобы они убили этих ублюдков. Видишь ли, колдовство не похоже на власть, или разгадывание загадок, или возню со старыми пыльными свитками. Это просто связи. Главное быть дружелюбным, можно сказать."

"Что ж, по отношению к нам вы очень дружелюбны," сказал Кассир.

"Вы тоже," согласилась Министа. "Ваш род уничтожил родину орков две тысячи лет назад. До того они никогда нас не беспокоили. А сейчас вам надо помыться и поесть."

С этими словами Министа отвела их на ферму, где Турала познакомилась с семьей Скеффингтонского Шабаша.

11 Огня Очага, 2920
Имперский Город, Сиродил


Риджа даже не пыталась спать в прошедшую ночь, и мрачная музыка, игравшая во время ее казни, усыпляла ее. Было похоже, что она потеряет сознание еще до удара топора. Глаза ей завязали, так что она не могла видеть своего бывшего любовника, Императора, сидевшего перед ней и пожиравшего ее здоровым глазом. Она не могла видеть Властителя Версид-Шая, завернувшегося в мантию, и выражение триумфа на его золотом лице. Она почувствовала, как рука палача коснулась ее спины, она вздрогнула, словно человек, пытающийся проснуться.

Первый удар пришелся по затылку и она закричала. Второй разрубил шею. Она была мертва.

Император устало повернулся к Властителю, "Итак, с этим покончено. Вы говорили, что у нее есть хорошенькая сестра в Хаммерфелле, Корда, кажется?"

18 Огня Очага, 2920
Двиннен, Скалистые Земли


Кассир решил, что лошадь, которую ему продали ведьмы, не так хороша, как прежняя. Поклонение духам, жертвы и сестринство очень хороши для колдовства, но вьючных животных они балуют. Впрочем, жаловаться было не на что. Теперь, когда с ним больше нет женщины и ребенка, он отлично проведет время. Впереди виднелись стены, окружавшие его родной город. Вскоре он оказался в кругу семьи и старых друзей.

"Как идет война?" закричала его кузина. Выбегая на дорогу. "Правда, что Вивек подписал мир с принцем, но Император отказался утвердить его?"

"Все было не так, верно?" спросил друг, присоединяясь к ним. "Я слышал, что данмер убили принца, а потом выдумали историю про договор, но свидетелей никаких нет."

"Разве тут не происходит ничего интересного?" засмеялся Кассир. "Мне совершенно не хочется обсуждать войну или Вивека."

"Ты пропустил процессию леди Корды," сказал его друг. "Она приехала через залив и направилась на восток, в Имперский Город."

"Глупости все это. А на что похож Вивек?" жадно спросила кузина. "Говорят, он - живой бог."

"Если Шеогорат подал в отставку и им нужен новый Бог Безумия, то это так и есть," сказал Кассир.

"А женщины?" спросил парень, которому редко случалось видеть женщин-данмер.

Кассир просто улыбнулся. На мгновение в его памяти возник образ Туралы, потом он побледнел. Она будет счастлива с ведьмами, за ее ребенком будут хорошо ухаживать. Но теперь они часть его прошлого, а он хочет навсегда забыть о том месте и о войне. Спешившись, он пошел к городу, болтая о последних новостях у залива Илиак.

Категория: История Морровинда | Добавил: Хрисаор (2009/03/26)
Просмотров: 536 | Рейтинг: 0.0/0

Underdark Аномалия